Форум » Адская Земля » День 2. Часть 3. И свет померк - он серым стал как пепел » Ответить

День 2. Часть 3. И свет померк - он серым стал как пепел

Джо: Песня о долине туманов: "А там нас встретил августовский лев, и синий волк, исполненный очей. А где-то высоко орел небесный, а рядом птиц косяк незабиваемый..."

Ответов - 40, стр: 1 2 All

Дейв: - Коллекционер, - Астата скосил взгляд в сторону демонессы увлеченно наливающей себе чая, - Так же пианист и чтец, увлекаюсь чтением стихов наизусть, - взгляд снова перешел на Дэйва; художник прикрыл глаза и едва заметно кивнул Астарте, давая понять, что подобный ответ его устраивает, и еще одно немое «спасибо» в сторону Бафомет, разливавшей чай. Вероятно, будь Дейв здесь постоянным гостем, он бы и попросил Астарту прочесть что-нибудь из стихотворений, но сейчас ему показалось подобное не очень вежливым. Падший ангел и демоница держались уверенно. Хозяину гнезда видимо, было достаточно лишь смотреть и слушать. - И что же Вы коллекционируете?

Гэбриэль: - Уверяю тебя, - ответил ей он, - во мне ты можешь не сомневаться. Мне просто противно будет хватать что-то со стола этих кровопийц. Но если тебе что-нибудь оттуда понадобиться, - Алгус взглянул на свою спутницу, - можешь попросить, но только не меня, а свою кошку, я с удовольствием посмотрю, как все эти вурдалаки будут разрывать вас на куски. Надеюсь хоть Джо не будет так безрассудна, что ринется вас защищать… На слова молодого человека Гэбриэль ничего не ответила, но на ее лице, скрытом от окружающих шлемом, на какой-то промежуток времени застыла приятная и, вместе с тем, чуть таинственная улыбка. Нельзя не отметить, что ее радовал подобный подход к делу, особенно учитывая тот факт, что трезво мыслящие люди, в которых, к тому же, можно было практически не сомневаться, были на всей Адской Земле такой же редкостью, как, скажем, снег в Микромире Жарких Пустынь. Конечно, Алгус мог нагло врать, и при этом не краснеть, хотя, по своему опыту общения с меченосцем, девушка пришла к выводу, что бывший духовный лидер Возвращенцев так просто никого не предает. Затем молодой человек помог усадить полубессознательную кошку за стол в этой переполненной вампирами обеденной зале, который облюбовала компания. - Когда она мирно валяется без сознания, с ней гораздо меньше проблем… - проговорил Алгус задумчиво, имея в виду лежащую напротив киску. - Когда мы спим - мы все хорошие, - прокомментировала Гэб, наконец снимая с головы уже порядком надоевший шлем, тем самым позволяя золотистым волосам рассыпаться по защищенным броней плечам и спине, - Каждый понимает вмеру своей испорченности, разумеется, - чуть помолчав добавила она. После того, как вампирша-официантка предоставила им меню и удалилась, Алгус вновь заговорил: - Вот за это я и не люблю вампиров… - говорил он, - а точнее за то, что после таких вот фокусов, будь мы сейчас в другом месте и другое время, я бы точно живым не вышел – ей сейчас ничего не стоило вцепиться мне в шею. Да и вы вам бы досталось… - он обвел взглядом собравшихся здесь вампиров, посматривающих на их компанию кто враждебно, кто вообще как на будущую закуску. - Знаешь, я почему-то уверена, что если бы не твоя неприязнь к нынешнему Владыке и всему, что с ним связано, ты бы, не долго раздумывая, записался бы в Орден Кровавых Паладинов, которые совсем недавно превратили нас в сырье для фастфудной индустрии Неймлессвилля в первом микромире, и начал бы пальбу во всех, кто хоть немного отличается не похож на людей, - Гэбриэль чуть откинулась на спинку стула и продолжила, - Я б порекомендовала тебе составить полный список тех вещей, которые тебе ненавистны на Адской Земле, при этом постаравшись исписать не более десяти листов. - Что до еды, пожалуй я ограничусь одним кофе. Судя по публике, местная кухня имеет весьма специфический характер, - по возможности тихо ответила Джозефина, одновременно налюдая за перемещениями официантки по залу. - По крайней мере, Кровавых Мэри здесь не подают, - проговорила практически себе под нос Гэб, просматривая не слишком любезно предоставленное меню, - Остались только Кровавые Люси и Джинджер... Я, пожалуй, тоже не откажусь от чашечки кофе и.., - глаза девушки вновь заскользили по списку, - Так уж и быть, запеканки из тропического картофеля. Честно говоря, даже если бы мне предложили плохо обжаренного демона - я бы не отказалась. За целый день ничего съестного во рту не держала. - Так вот, что вы думаете об этой бумажке? – Алгус указал на валяющееся на столе приглашение на некую «Схватку», организованную Кайлом. – Может стоит посмотреть, что это такое? - Я кое-что об этом мероприятии слышала, пока была за одно с Налетчиками. Вроде как несколько боев, при чем с чуть разными правилами. Без применения оружия, с применением своего оружия и доспехов. Еще вроде со своим оружием и без использования доспехов, не помню. Ни разу не видела и уж, конечно, не принимала участия. Алг, - она перешла с одной темы на другую, - заканчивай насиловать местное меню и делай, наконец, заказ. Последняя фраза была сказана с намекеом, что мечнику опять платить. - Ах да, - добавила она опомнившись, - И пачку сигарет для меня закажи, уже пол дня не курила. Ужас, чувствую, еще пол дня - и свихнусь. Сигареты, разумеется, за мой счет.

Bafomet: - Много что: холодное оружие, полотна, статуэтки, восковые фигуры существ, в том числе тех которыми я был когда-то хорошо знаком, - Астарта отвернулся обратно к камину, Бафомет сжала рукой подлокотник и посмотрела в спину падшего звереющим взглядом. Брандон тронул носком мокасин крепкие сапоги демона, слегка толкнув, Бафомет поспешила выпить чаю из кружки, переведя взгляд на скрипку и словно вспоминая зачем она здесь. Знала она эту коллекцию. Астрата прибеднялся, коллекция падшего была внушительной, подвалы дома в Неймесвилле можно было считать единственной в своем роде частной коллекцией "восковых фигур", а главное - самой качественной и большой. Неизвестно сколько этот поразительно красивый стервец прожил в Адских землях, но начинал он как все, а хобби его было собрание восковых фигур... прямо из живых существ, он был достаточно извращен в убийстве... Саму Бафомет обошла эта участь, но она спала и видела, как Астрата, подгоняемый желанием, ищет её труп, чтобы увековечить его в воске... Даже где-то в гнезде были люди, демоны, падшие, заключенные Астратой в свои восковые саркофаги. "Я всего лишь очень люблю красоту", - говорил он, начиная осваивать технику высушивания тканей для своего анатомического театра... искусствовед недоделанный.... - Астарта тоже своего рода художник, но очень специфический, - сообщил спокойно Брандон отпивая чай из чашечки. Бафомет, дорогая, сыграй что-нибудь непринужденное, тебе следует расслабиться. - Да-да, ты прав... - Баф отпила чай, взяла скрипку и отошла на импровизированную сцену вечера, Брандон был как всегда прав, ей следовало перестать так реагировать на Астрату, похоже киллер уже обо всем знал. Она некоторое время пустым взглядом изучала стену с картинами напротив себя, затем положила скрипку на плечо, на нее подбородок и прикрыв глаза прикоснулась к скрипке смычком, музыка несмело начала просыпаться, словно удивленная таким рвением скрипача, Бафомет играла нечто быстрое и бурлящее, что заняло бы все её сознание, это напоминало гул насекомого. - Полет шмеля, - сказал Астрата, посмотрев на скрипача, - Я умер под эту мелодию как-то, - почему-то казалось, что он даже улыбнулся этому странному воспоминанию.


Скипиат: - Я никогда не привыкну к этому миру… - проговорил Милош, откинув голову к стене. Так как девушка сидела рядом, то Скипиат, принюхавшись почувствовал ее слабый запах. “Черт, это уже прямой путь к извращению… Да тут весь мир – полный разврат, что поделаешь!” – подумал Милош, закрыв глаза. Он хотел просто расслабиться перед завтрашним событием, что сулило ему явной смертью без помощи Кейт. Милош хотел еще раз попросить девушку помочь ему завтра, но все же побоялся ее обостренного чувства справедливости. Так через некоторое время, сначала навалившись на Ренегат, Скипиат поехал вдоль стены в другую сторону, упав на подобие кровати, оказавшись спиной к девушке. Милош уже задремал, но не видел снов, просто одна сплошная темнота и тишина, как смерть и одно единственное желание, звучавшее как гром в этой тишине – вернуться домой, туда, откуда он пришел.

Unforgiven: - Ах да, - добавила Гэбриель, опомнившись, - И пачку сигарет для меня закажи, уже пол дня не курила. Ужас, чувствую, еще пол дня - и свихнусь. Сигареты, разумеется, за мой счет. - За какой такой, интересно, счет?.. – проворчал Алгус, открывая меню. В глаза сразу бросилось разнообразие блюд и гарнитуров, полагающихся чистокровным вампирам. Меню действительно обескураживало, предлагая все, вплоть до свежих демонических сердец. Неизвестно, что эти кровососущие находят в подобных блюдах, но цену за них заламывают просто нереальную. Похоже, подобное здесь – деликатес. - Ты что-то говорила про список того, что я ненавижу на Адской земле? – спросил Алгус, - Так вот, - продолжал он, взглядом указывая на меню, - если все это внести в него, то я уж никак не уложусь в заявленные десять страниц. А если пытаться сокращать… - Алгус снова оглядел зал, и, наткнувшись на враждебные и просто «пожирающие» взгляды, понизил голос: - То можно сказать просто – я ненавижу все, что связано с вампирами. На некоторое время за столом воцарилась тишина. Все так же играла тихая музыка, все та же темнота царила вокруг, неон помаргивал, словно пытаясь передать что-то… Неизвестно почему, но Алгусу казалось, что в зале сгущалось какое-то напряжение. Казалось, стоит обернутся, и позади он увидит крадущихся вампиров… - Гнездо… - проговорил он про себя, - настоящее вампирье гнездо… одни кровососы… - Алгус еще ближе наклонился к своим спутникам: - Я не могу здесь находиться, я чувствую, что-то должно произойти… Лучше закажем еду в номер… Официантка!.. – Стоило Алгусу развернуться, дабы найти официантку, как он столкнулся с ней лицом к лицу. Прошло несколько мгновений, прежде чем Алгус смог заговорить: - Что-нибудь выпить… Погорячее… Поесть мы закажем в номер.

Дейв: - Много что: холодное оружие, полотна, статуэтки, восковые фигуры существ, в том числе тех которыми я был когда-то хорошо знаком, - Астарта отвернулся обратно к камину. Дейв, поднимающий чашку с чаем, казалось, не отреагировал на сказанное, хотя в душе и почувствовал пробуждающуюся тревогу. От его внимания не ускользнула и мимолетная вспышка гнева со стороны Бафомет, поспешные и умелые действия Брандона, который поспешил сделать все, чтобы не нарушить спокойствие. Дейв прищурился, и морщины остро прорезались на его лбу и в уголках глаз; но пока что здесь было мало зацепок, чтобы охарактеризовать происходящее и оценить возможность опасности. «Хм, музей восковых фигур из живых существ…» художник отпил чаю, «Как бесцеремонно и спокойно он об этом сказал… Значит, не боится и не считает это аморальным». Еще бы. Не стоило удивляться ни на мгновение. Дейв так себе примерно и представлял, что общество ценителей искусства, собирающееся в гостях у наемного убийцы, являет собой нечто подобное. Хотя в этом случае реакция со стороны демоницы показалась Дейву странной… «Хотя здесь уже не до подробностей». Дейв внутренне подобрался, словно бы нутром чуя опасность, витавшую в атмосфере гостиной первым предгрозовым ударом грома. Его взгляд расслабленно пробежался по столу, не на мгновение не задержавшись на пистолетах, чтобы остановится на Бафомет, вновь взявшей в руки скрипку. Дейв понимал, что она это сделала скорее для себя, чтобы… отвлечься от Астраты. «Демон и ангел, даже падший…» Дейв скривился в короткой и легкой усмешке. У него был вопрос к Астарте, касательно его увлечения, но он не считал нужным и обязательным прерывать музицирование, особенно, в хорошем исполнении. Впрочем, сам же ангел и прервал игру демоницы: - Полет шмеля, - сказал Астрата, посмотрев на скрипача, - Я умер под эту мелодию как-то, - почему-то казалось, что он даже улыбнулся этому странному воспоминанию. «Как угодно», жестко подумал Дейв, по-прежнему с легкой улыбкой глядя на Бафомет, «воображайте как и что хотите». - Ну что ж, - ничуть не смутившись, негромко и быстро проговорил Дейв тоном непринужденной беседы, так, чтобы не мешать игре демоницы, не глядя на Астрату, - и много ли находится желающих посмотреть на Ваши восковые фигуры?

Ventru: Второй день, шел по джунглям Грешная длань. Устало перестовляя ноги, спотыкаясь о корни и вновь вставая из грязных луж, он продолжал путь. Дождь лил нескончаемо, словно хляби небесные разверзлись, как и было предсказано в библии, и начался новый потоп. Потоп который не даст шанса даже ноеву ковчегу. Мучаясь от голода он пытался поймать мелких зверьков, которые иногда пробегали рядом с Францем, нони сил ни средство не было, мечом не больно поохотишся, вот если бы у него были бы гончие, заводящие, верный ястреб или хотя бы капкан, он бы смог поесть. Лишь голод мучил его, жажда в таких джунглях понятие неведомое, Франц в любую секунду мог напиться, достаточно было лишь пригнуть ко рту лист папоротника и вода бы струйкой излилась в рот. В конец потеряв всякую надежду на выход из дебрей, Франц плюхнулся на колени, и устало, запрокинув голову к небу, пробормотал - Немогу, дайте смерть, я устал. Вдруг по небу с диким не известным Францу гулом что то пронеслось. Вскочив на ноги, он с удивлением для побежал. Споткнувшись он упал в лужу, проехавшись вперед. Когда же Франц поднял голову, то увидел перед собой город. Радостно рассмеявшись, он нашел в себе силы подняться, и пойти вперед. Город словно поразила чума. В окнах, лишь кое где горел свет. Улицы были пустынны, грязные стены домов неприветливыми, а дождь падающий с неба придовал городу еще более уный вид. - Боже я в аду, - прошептал Франц. Оглядевшись по сторонам, он решил спрятаться от дождя в каком-нибудь здании. Переступив порог покинутого неведомо почему здания, Грешная длань опасливо осмотрелся. Где то в глубине здания, горел дребежащий свет. "Костер" - радостно подумал он. Улыбнувшись хотя бы такой удачи, Грешная длань пошел на огонь, и вдруг остановился как вкопаный. Рядом с костром лежал мужчина, очевидно он спал. Его серебристые волосы разметало по полу, а бок вздымался мерно, слышно было как он похрапывает. Нервно облизнув губы, в голову Франца залезла нехорошая мысль. Мысль до которой можно скотиться только прибывая либо в полном отчаянии, либо в полной сумасшествии. Сглотнув ком в горле, Грешная длань тихонько вынул меч. Ступая так, чтобы не разбудить человека, он подкрадывался к жертве. Свет от костра откидывал тень Франца на стену, тень занесла меч над головой.

Hagalaz: В другом случае Дайши (которой сон был не нужен) промолчала бы, но помирать СНОВА ей не особо хотелось. ПОэтому она возвопила в сознании Хага, искренне надеясь, что он отреагирует адекватно: -ПОДЪЕМ С ОТКАТОМ ВПРАВО! ЗАЩИЩАЙСЯ!!! (и присовокупила к воплю нецензурный оборот, вкратце означавший что Хаг ротозей и что без нее его бы давным давно грохнули). Как ни странно, последний отреагировал соответственно. Видимо уяснил для себя за последние несколько дней, что лучше сначала делать, а потом думать. Иначе думать будет нечем. И не думая подчинился сестре. Резко откатился в сторону, и вскочил на ноги. Только тогда открыл глаза. -Что за "прогрессирующая цензура"??? Кто такой? Почему без стука? Одновременно мысленно поблагодарил Дайши за бдительность. -Да не за что, мой тормознутый брат... Катары Хага со щелчком приняли боевое положение. -Убивать спящих - крайне неблагородно. Хоть разбудил бы для приличия,-буркнул парень, становясь в боевую стойку. -К тому же бессмысленно. Взять то с меня нечего... -Хаг, поменьше трепись, тебя уже три раза прикончить можно за это время... -Сам знаю! Не...ну какой ему смысл нас мочить? На нас что написано " Самый удачливый труп на этом кладбище"? Не заметив того, произнес последнюю фразу вслух

Ventru: Острие меча, нацеленное в голову, с металическим звоном ударилось о пол, выбив пару искринок. -Ах черт! - с досадой выкрикнул Франц. Пригнув колени и встав полубоком к своей жертве, Франц вытянул вперед меч, согнув локти. - Кто я такой не важно, - выкрикнул он. - Важно то что я хочу есть. Пресвятая дева Мария что я несу, я спятил, я хотел съесть тебя. И если у тебя жрать нечего, смерд, то ты станешь моим обедом.

Hagalaz: Дайши в голове Хага громко расхохоталась. -Ты слышал? Зря не помылся сегодня. Тебя первый встречный смердом зовет...ой...держите меня, а то лопну...и тебя, Хаг, забрызгаю. -Заткнись, Дайш,-прошипел "смерд". И сдерживая смех продолжил: -Кха...больно барские у вас замашки, любезнейший... вот только по моему это уже черезчур немного. Есть меня, я не вижу никакого смысла. Подавитесь... Непонятно почему, его разбирал смех. Сама абсурдность ситуации. Его пытается сожрать не какой-то там демон, а вполне разумное существо. -Слушай, а тебе это все маразматичным не кажется? Вроде разумное существо...по крайней мере кажешься.. А несешь несусветную чушь...Или здесь так принято? Чтобы более старые обитатели ели новоприбывших? Тогда уверяю тебя, я так просто не дамся... Как-то грустно вспомнил свою единственную банку консервов. -А есть у меня таки нечего... -Хаааг...убей его и с концами... -Солнце, и ты туда же? Или это специфика мира такая? Мозги всем набекрень сворачивать? Сначала он, теперь ты? Вполуха слушает ответ Дайши, морально готовясь к худшему. То есть к поединку.

Ventru: - Гром и молния в твою процензуреную задницу, крестьянин с вилами на запястьях! Я сам тут недавно, я весь день шел через джунгли как какой то пастух, но без баранов! Я проголодался. На секунду Франц задумался, сжал губы, и уже более виновато сказал: - До чего я докатился, я хотел съесть человека, как молочного поросенка на завтрак..., эх, что ж делать, придеться помучиться над дичью. С этими словами, Франц сделал выпад, острие меча пошло по центру, целясь в живот незнакомцу.

Гэбриэль: - За какой такой, интересно, счет?.. – проворчал Алгус, открывая меню. - Мм? - Гэбриэль вопросительно посмотрела на меченосца, - Ну да, конечно. У меня же их два, - пробормотала девушка, - Валютный и в натуральном выражении. Угу, - на каую-то долю секунды ее постигло желание показать Алгусу язык, впрочем, подобных вольностей в окружении вампиров она себе позволять не собиралась, - Учитывая тот факт, что я и так влезла тебе в долг по самое немогу, на какой счет скажешь, на такой и запишем, хорошо? - проговорила Гэбриэль и тут же отвела взгляд, благо принесенное вампиршей кофе позволило совершенно естественным образом проделать это незатейливое действие. Стараясь не расплескать горячий напиток, она достаточно медленно поднесла чашку к губам и сделала небольшой глоток, не меньше, чем требуемый на распробование далеко не самого ужасного вкуса, и не больше, чем необходимо для того, чтобы в два счета обжечь нежный язычок. - Алг, пожалуйста, прошу: не строй из себя параноика, тебя это отнюдь не красит, - сделав еще пару небольших глотков заговорила Гэбриэль, - Надо было сразу идти в номер, но кто-то решил показать своему старому знакомому, что ужин в обществе вампирически настроенных граждан еще никому аппетит не портил. Кроме того, - девушка все также медленно поставила чашку с недопитым кофе обратно на поднос и, чуть придвинувшись к столу, и, соответствено, к своим спутникам, добавила, - Даже после заражения полноценным вампиром становишься лишь через час, а то и два. Об этом как-то давно обмолвился Клайв, которого мы недавно искали в первом микромире. За это время можно спокойно успеть застрелиться - и организм отвергнет заразу. Допивайте кофе и пойдем наверх. По кое-чьей воле у нас сегодня один номер на четверых и, скорее всего, одна ванная комната. Опять же, на четверых. Вот так. Гэбриэль скрестила руки на груди и откинулась на спинку стула, ожидая, пока Алгус и Джо закончат кофепитие.

Hagalaz: Подставил блок под удар и увел лезвие на безопасное расстояние от своего тела. -Нда. Хреново вас там откуда ты пришел обучали. Как драться, так и трудности переносить. Всего пара дней без еды, а уже на людей бросаешься, аки зверь дикий... Попытался перехватить лезвие противника, зажав его катарами, чтобы обезоружить противника. Так как в отличие от него, Хагалаз еще не потерял еще своей человеческой сущности. -Может луше крыс наловишь? Да зажаришь? А то я - достаточно проблематичная жратва. Глядишь охотник в жертву превратится...Как на это смотришь? -Хаг. Я нашла у него в обороне пару дыр. Если воспользуешься, победа тебе гарантирована... -Погодь, сестренка. Я не хочу победы. Я хочу РАЗОБРАТЬСЯ...быть может он еще не совсем свихнулся... -Ну...это твое право. Но когда нас снова угробят, я тебе покою не дам. Я тебя заживо сожру! Если не он, так я! Ты меня понял, Защитник Мести? -Да понял, понял! Не отвлекай! Настроение у Хага стремительно портилось. Дайши умела выводить из себя... -Людоед-самоучка...и не стыдно?

Ventru: Франц ухмыльнулся, сказав: - Ааа, крестьнин бывший в опалчении, это уже вкуснее. Франц не стал высвобождать меч, он просто придвинулся ближе к парню, просунув правую ногу меж ног крестьянина, и поставив ее за его левой, просто навалился всей массой на меч. Франц будучи опытным воякой давно понял что парнишка то весит меньше его.

Hagalaz: -Хаг. Он безнадежен... -Вижу...-мрачно заметил тот, подаваясь, назад, группируясь на лету. Он бы рубануть одним из катаров, но отчего-то не стал. Просто...просто потому что ему не хотелось убивать. ПРочувствовавший что такое смерть, он не желал такой доли больше никому. Упав на землю, применил исконно женский прием: огрел противника по гениталиям гриндерсом. -Хаг...даже я не смогла бы сделать лучше... В следующий момент Хаг откатился в сторону и рывком поднялся на ноги. -Репродуктивные органы не болят? Может отучишься жрать все что попало? -Не, ну как дитя малое. В рот тащишь, все что плохо лежит...а если бы на земле кусок дерьма валялся? Тоже бы сжевал? Судя по всему парень уже успел заразиться казарменным юморком сестры. Втихаря поддел ботинком какую-то тряпку. Чтобы...какая разница, зачем? Видимо так было надо.

Bafomet: - Ценителей очень не много, но бывает, заходят посмотреть на собственное изваяние из воска, в моей коллекции есть даже собственное восковое тело, почему бы и нет? Хотя в основном гости, конечно, падшие ангелы, я мало вожу знакомств с демонами и людьми, не приходилось как-то... - ответил спокойно Астарта, казалось, прислушиваясь к мелодии в поисках подвоха, а может быть и в разговоре? А Бафомет все играла и играла, казалось не смущенная ни сиюминутным разговором, ни собственной обеспокоенностью, смычок взлетал над струнами, чутко повинуясь каждому движению руки, стремительная мелодия рождала новые созвучия и наплывы звука, устремляясь вверх и ко слушателям. Брандона, казалось, разговор не интересовал, а вот мелодия пришлась ему по духу, он даже нашел как-то такт и стал дирижировать в такт мелодии, попивая чай из чашечки в другой руке.

Ventru: Франц рассмеялся, сделав шаг назад. - Да я не ошбся, ты крестьянин, а не рыцарь. Похлопав себя по развилке, Грешная длань посмеялся, а потом добавил: - Доспех всякий хорош, но плох тот, который не прикрывает нужные места, мой доспех хороший, смерд, недостойный смерти от меча. Назови свое имя, что бы я мог применять его в ругательствах, оскрабляя своих врагов.

Hagalaz: -Хаг...,- не сдержалась Дайши.- Повторяй за мной. -Ладно,- нехотя согласился тот. -Ты цензура фасетчатокрылая, процензуренная конем во всю цензуру, перецензуреная сквозь время и пространство и лишенная цензурыми богами последних проблесков интеллекта и цензуристого разума. Не в ругательствах ты имя мое будешь повторять, а в глубинах цензОрного ада будешь рассказывать, что угробил тебя Хагалаз. И цензурой тебя раздери, помогала ему в этом я! (далее скороговоркой следовал малоразбрнчивый поток ругательств) Закончив материться, Дайши прошептала: -Господи...Хаг, я не знаю, как ты это повторил, но спасибо...мне стало легче на душе... В следующий момент, Хага уже не было на том месте, где он только что высказывался в адрес противника. Подпрыгнув вверх и подтянувшись на руках, парень уже сидел на потолочной балке. -Это я тебе только что слова моей сестры передал. А теперь от себя добавлю. -"Цензора с три ты в этих железках сюда залезешь...вот оно- преимущество легкой брони, над тяжелой... Катары щелкнув, сложились. С любопытством разглядывая своего "пожирателя", Хагалаз заметил. -А теперь, когда мы обменялись любезностями, скажи мне какой "ценурофазотрон" надоумил тебя на мысль меня съесть? У тебя тоже душа сестры в голове? -Сам дурак,- огрызнулась Дайши из его сознания.

Ventru: Глянув на парня, который что бабуин залез на потолочную балку, Франц, озадачено хмыкнул. - Хагалаз... какое прекрасное ругательство. Рядом пища прошмыгнула крыса, завидев ее Грешная длань метнулся и выбросил вперед меч. Тяжелый двуручник накрыл крысу, та запещала, а Грешная длань, подбежав к оглушеной крысе, тут же схватил ее и сломал животному хребет. Подняв меч, Франц присел у костра. Оглядевшись по сторонам, нашел ржавый стальной прут. Подняв прут смахнул с него пыль и, просунув прут в пасть крысе, и резко надовив, пронзил ту насквозь. Довольно улыбнувшись, он протянул руку, с нанизаной на прут крысой над костром. - Я лучше крысу съем чем Хагалаза - буркнул тот.

Hagalaz: -И правильно сделаешь. Мной сыт не будешь. Я непитательный...- заметил Хаг. -Кстати, ты точно меня жрать передумал?- разлегся на потолочной балке, с любопытством глядя вниз, размышляя о том кто из них еще более безумен. "Танк", жаривший крысу и не так давно норовивший зажарить его. Или он сам. ПОтому-что воспринимает эту всю ситуацию совершенно нормально. -Кстати, не боишься, что я сейчас в тебя гранатой запущу? Вряд ли твоя армора против термодетонатора устоит...(термодетонатором Хаг не распологал, но поблефовать ему ничто не запрещало) -Или еще чем похуже... Задумчиво смотрит вниз. -ПРиперся, понимаешь...разбудил...разозлил. А теперь нагло уселся у моего костра и еще и наезжаешь. Не по людски это. Не по человечески... -Хаг! Ты то сам понял что сказал? Какое в "цензуру" по людски? Мы же в аду! -Ну и что? Даже в аду есть место... -НЕТУ! -Вот...и ты туда же... Пробормотал себе под нос нечто вроде: -А еще говорят, что в Аду более приятное общество...шиш тебе в нос...Мда. Интересно, это только со мной такие идиотские ситуации случаются? Или со всеми здесь? -Ну...ты же "особенный цензурень",-не замедлила прокомментировать Дайши.



полная версия страницы