Форум » Адская Земля » День 2. Часть 3. И свет померк - он серым стал как пепел » Ответить

День 2. Часть 3. И свет померк - он серым стал как пепел

Джо: Песня о долине туманов: "А там нас встретил августовский лев, и синий волк, исполненный очей. А где-то высоко орел небесный, а рядом птиц косяк незабиваемый..."

Ответов - 40, стр: 1 2 All

Ventru: Шкурка крысы подполилась, и точила неприятный запах, но Францу было плевать на запах, сейчас главное набраться сил, которые были потеряны в джунглях. Глянув на верх, о чем то задумался пережовывая масо, а потом пробурчал. - Чем ты меня кинеш? Какой граватой? Это что, типа тухлого помидора? Так кидай, я его как приправку к мясу с удовольствием. Откусил, зажевал, а сам подумал - "Пресвятая дева Мария, до чего я докотился, уже ем крысу и готов тухлые граваты жрать".

Hagalaz: -Судя по всему он из крайне примитивного мирка сюда попал...и не мудрено, что он тебя слопать хотел...поставь вопрос по другому...скажи- огненным шаром... -Да ладно тебе, Дайш... -а что я? Что я? Я тебя, кстати от смерти спасла. А то быть бы тебе ща вместо той крысы... Хаг пожал плечами и поудобней разлегся на потолочной балке: -Если бы у меня была еда, то уж точно бы в тебя бросаться не стал. У самого состояние почти как у тебя. Кстати, любитель живности, у тебя имя-то есть? Хочу знать, кто мной чуть не поужинал... -Нда...странные вы однако парни...сначала передрались, теперь ща подружитесь. А через пару дней, будете в местном баре водку жрать на брудершафт... -Ну и что с того? -Да нет, ничего. Просто в очередной раз убеждаюсь в превосходстве женского разума над мужским... Хаг громко засмеялся. Вслух. -Млин...я так больше не могу. Совсем свихнусь с вами обоими...Одна на мозги капает, второй желает эти мозги употребить в качестве ужина. Нда...зато не соскучиться.

Ventru: Отрыгнув, Франц вытер рот тыльной стороной ладони. На пруте осталась еще половинка крысы. Глянув вверх, Франц кинул еду Хагалазу. - Лови, это дарственная тебе от Грешной длани, смерд. Зевнув, Франц прилег у костра, и закинув правую руку за голову, с зевотой сказал: - Я спать, а ты пока посторожи меня, только учти, крестьянин Хагалаз, я сплю чутко, и быстрее чем ты смогу подняться и придушить тебя. Еще раз зевнув, Грешная длань закрыл глаза.


Hagalaz: пока Хаг ловил еду, его сестра упражнялась в острословии в адрес "Рукоблудствующей Длани", как она не переминула перекрестить "бомжа с дворянскими замашками и зачатками людоеда": -Нет! И ты это стерпишь? Я тебя спрашиваю! Ты это стерпишь? Я бы на твоем месте его бы прикончила! Тихо мирно и быстро. Один удар клинком в шею и все! -Да ладно тебе...по моему он просто растерян. С какой-то стороны я его даже понимаю...судя по всему у него было все и вдруг в один момент лишился всего этого и вынужден как я скитаться тут. Интересно, а память он не потерял? Надо будет спросить... Попытался окликнуть, но "Длань" уже дрых как сурок. -Ладно, Имп с ним. Завтра спрошу... ПРинялся очищать крысу от шкурки и есть самые "съедобные" с его точки зрения куски. Мало, но все же пища. Покончив с "ужином". Мягко спрыгнул с балки, подбросил дров в огонь и пошел исследовать здание. Мало ли чего удастся найти. Спустя пару часов, вернулся с ворохом разнородных обломков и усевшись около костра, принялся что-то мастерить. -Ты арбалет пытаешься собрать? -Да. А что? Сомневаешься, что у меня что то выйдет? -Нет. Уж в том что ти из фекалий пулю слепить сможешь, я не сомневаюсь. И кстати, это был комплимент. -Спасибо... -Хаг...я ведь серьезно. Преклоняюсь перед твоим умением делать оружие из подручных средств...Стальная дужка, ножка от стула, несколько кусков металлической проволоки, какие-то веревки, несколько гнутых гвоздей... -Ты забыла обломок напильника, ржавые кусачки и кусок потертого наждака.- не отрываясь от своей работы заметил "смерд". -Так. Я запомню это...на всякий случай. Авось и мне пригодится когда-нибудь...Кстати, я тут неподалеку видела отличные тонкие деревянные прутья. На стрелы пойдут? -Более чем. Показывай дорогу. Поднявшись на ноги, последовал по обрисованому сестрой маршруту. На минуту задержавшись у окна, посмотрел на небо. Грозовые тучи..то тут, то там сверкавшие молнии. И это при том, что дождя СЕЙЧАС почти не было. -Интересно, а здесь хоть иногда...ну хоть раз в году..светит солнце? Дайши лишь промолчала. Об этом мире она знала не больше чем Хаг. В общем, ближе к утру у Хага уже имелся грубый и не особо надежный арбалет, все же способный убить небронированную цель на расстоянии 10-15 метров и десяток болтов для него. (на оперение для оных пошли найденные на чердаке перья). Критически осмотрев свое творение, Хагалаз тяжело вздохнул. -Эх...мне бы мастерскую сейчас. И набор инструментов...такую бы "конфетку" склепал...даже из этого... -Ну...скажу тебе одно. По крайней мере то что у тебя есть сейчас-больше чем ничего. Будь доволен тем, что имеешь, крылатое... -КТО??? -Да вот сон сегодня снился странный...видела тебя, сражающимся с напоминающей оборотня тварью. -А причем тут "крылатое"? -ПРи том, что у тебя за спиной была пара стальных крыльев...Как у ангела, только стальных. С перьями-клинками. -И как мне больше идет? Минутное молчание и тихий ответ: -С крыльями... "Значит и она спит...время от времени" -Значит-значит,- поддакнул голос.-"Но скорее по привычке"

Джо: - Даже после заражения полноценным вампиром становишься лишь через час, а то и два. Об этом как-то давно обмолвился Клайв, которого мы недавно искали в первом микромире. За это время можно спокойно успеть застрелиться - и организм отвергнет заразу. Допивайте кофе и пойдем наверх. По кое-чьей воле у нас сегодня один номер на четверых и, скорее всего, одна ванная комната. Опять же, на четверых. Вот так? - сказала Гэбриэль, поставив свою чашку на стол. "Надо будет запомнить, мало ли зачем может пригодиться" - подумала Джо, с превеликой осторожностью пробуя напиток. Все-таки еда в подобных заведениях беспокоила ее несколько больше, чем даже обед в баре Неймлесвилля. Хотя, наверное, стоило опасятьса и того и другого. Кофе, на удивление, оказался вполне приемлемым, и горячим настолько, насколько требовалось. "- А время-то идет. Контейнер ждет своей доставки. Интересно, что может там оказаться? Коэль не побоялся вручить эту вещь абсолютно незнакомому человеку. И, все-таки это ценный груз, по его словам. Даже гарантия есть, пусть и несколько свеобразная. Что это? - Думай. Ответ обязан быть на поверхности. Иначе, все было бы не так просто." Джозефина отвлеклась, автоматически допивая чай. Проблемы будущей профессии на некоторое время заставили ее задуматься.

Hagalaz: На дворе давным-давно был день, а «несостоявшийся людоед» все дрых и дрых без задних ног. Это начинало порядком раздражать Хагалаза. А уйти он не мог. Точнее мог, но оставался. И совсем не потому, что повиновался «приказу» Зануды Грешной ( как назвала спящего Дайши), Хаг никому и ничему не подчинялся. А лишь потому, что ему было жалко этого «франтоватого бомжа». Ведь встреча с первым существом, вооруженным огнестрельным\лучевым оружием плохо бы закончилась. Пристрелили бы и имя не спросили. -Что я вижу? Ты чувствуешь себя ответственным за «этого»?,- с нотками смеха в «голосе» поинтересовалась сестра -Ну…мы в ответе за тех, кого приручили. Слышала такое? Данное выражение можно и тут применить. Он похоже тут тоже недавно. Может глупостей натворить. Насколько я понял, цена ошибки здесь – жизнь. -С каких это пор ты в филантропы подался? Хаг задумчиво посмотрел на покрытый копотью и частично проломленный потолок. -Не знаю, малыш…не знаю. Скажем так, я действую по велению сердца. Женский голос в его голове истерически заржал. (Иначе как ржачем ЭТО не назовешь) -Ты…еще…скажи…ой, не могу - *приступ смеха*-…что влюбился!!! -Да ну тебя. «блин. А если в прошлом у меня и правда была нетрадиционная ориентация? Нееет…это вряд ли. ОЧЕНЬ ОЧЕНЬ и ОЧЕНЬ врядли. Я не мог быть НАСТОЛЬКО извращенцем. Это же…не в какие ворота не лезет!!!» -Да ладно тебе. Пошутила я. ПРОСТО пошутила. Если бы ты был «цензуром», я бы это заметила. Расслабься, «крылатое». Ему и правда полегчало. Буркнув что-то на тему «развелось шутников», парень снова отправился в очередную вылазку по разрушенному зданию. Так как здание было многоэтажным, исследовать еще было чего. Дайши, естественно, не удержалась и начала петь какую-то песенку про бомжа : -Я копаюсь на помойках, как червяк, С детства жизнь моя вся наперекося-я-я-я-к… Хагалаз только хмыкнул: -Переключите радио, пожалуйста…- и продолжил «сталкинг». Пройдя еще несколько этажей, к своей величайшей радости обнаружил тайник, в котором обнаружилась горсть монет, фотография неизвестной (но симпатичной) девушки и пачка презервативов. Немного подумав, решил забрать мелочь ( авось пригодится). Фотографию и «средства индивидуальной защиты» решил оставить. Но «пиком триумфа» стал железный котелок и несколько пакетов растворимых продуктов (как то брикетированный суп и еще какая-то гадость, на которой было написано «Пюре картофеля».) -Здравствуй завтрак за вчера…-хмыкнул и потащил добычу в свое «укрытие». По пути набрал воды ( просто выставив котелок за окно. Благо ливень помог) и соорудив некое подобие треноги над огнем, принялся ждать пока закипит. А «Зануда Грешная» все спал и спал… Вода в котелке к тому времени уже закипела и весело булькала. Хагалаз (предварительно ознакомившись с инструкцией на этикетке) засыпал в нее половину одного из найденных брикетов. И принялся помешивать варево ( как того требовали «Правила приготовления»). Спустя минут 20, зачерпнул на пробу, найденной неподалеку ( и тщательно вымытой под дождем) чашкой. Пахло приятно. Да и на вкус не было совсем дрянью. Правда специй, как подумалось Хагу, оказалось многовато. Но все же это было «поприличнее» жареной крысы. А «Зануда» все спал... Хаг подошел к нему и постучал гриндерсом по наплечнику: -Вставай «цензуру» твою, «превосходительство»! Я тут пожрать добыл! Никакой реакции. -Ну как хотишь…мое дело предложить- твое –отказаться… Набрал еще одну чашку супа и уселся на подоконник, с любопытством рассматривая окрестности. Кое-где (как ему показалось) он даже дым видел. И силуеты людей ( и не совсем людей), спешивших куда-то по своим делам…

Дейв: Произнесенное Астартой в ответ на вопрос Дейва, под звуки музыки показалось художнику воистину самым бредовым, что он слышал за сегодняшний день. Это заставило его мозг работать, пытаясь выжать из полученных сведений максимум пользы и ясности, но вместе с этим Дейв ощутил тяжелое гнетущее чувство удрученности. Это было схоже тому ощущению, когда смотришь яркую и красочную киноленту про лето, когда за окном льет дождь… Дейв с лихорадочной отчужденностью погрузился в свои размышления, подстраивающиеся своим темпом под звуки музыки. Самым непонятным и отталкивающим для него являлся факт, что все окружающие убеждены, что они мертвы. Дейв вспомнил короткий и неприятный разговор с Бафомет, когда они двигались по сельве на антигравитационном мотоцикле. Отдельные фразы, складывались в общую картину, которая для самого художника оставалась совершенно непонятной. «Это какое-то повальное сумасшествие». Заметно помрачневший Дейв переключил большую часть своего внимания на музыку, стараясь не отвлекаться на неприятные мысли, по-прежнему роящиеся в голове.

Bafomet: Комната погрузилась в звучание музыки, которая то словно штормовой ветер налетала на стены, то отступала и становилась легкой. Чем ближе к концу, тем легче становилась игра демона с усложнением пассажей. Сыграв последний, безудержный порыв Бафомет некоторое время смотрела на картину, изображающую бурю весной в ей не знакомом месте и прислушивалась к самой атмосфере комнаты. - Брандон, уже поздно, ведь так? - С вашего прихода прошло часа три. Но у нас уже ночь, да. - Я думаю, что неплохо было бы устроить комнаты и отправиться спать, сегодня много случилось, - скрипка издала озорной пассаж польки и сделала несколько летящих кругов. Брандон кивнул, поднялся и вышел из комнаты. Полька развивала свое легкое звучание, словно заставляя демона что-то вспомнить, она вышагивала или вытанцовывала по небольшой площади определенного для себя пространства, играя произведение. Затем крутанулась на месте, заканчивая мелодию и посмотрела на оставшихся. - Астарта, твое мрачное настроение умудрилось повлиять даже на обычно не восприимчивый к чужим эмоциям камин, так что скрой отсюда свое не определившееся в поле сознание, у тебя комната уже есть, - сказала демонесса, подходя к своему креслу. Она посмотрела на Дэйва. - Сэр, это бессовестное создание вогнало вас во вселенскую скуку, я погляжу, - заметила Астарта, - предлагаю пойти и найти Брандона и заставить его показать его любимые полотна, зрелище того стоит.

Дейв: Дейв закрыл глаза, ощущая неприятную тяжесть век. - Брандон, уже поздно, ведь так? - С вашего прихода прошло часа три. Но у нас уже ночь, да. Дейв выразительно вскинул брови - время пролетело совершенно незаметно. Дейву казалось, будто они пробыли здесь совсем немного, и сейчас, когда Брандон упомянул приблизительное время, Дейв в полной мере ощутил, как на его ощущениях сказалась каждая минута проведенного вечера… Все сложилось более, чем удачно. Это место оказалось лучшим из тех, на которые Дейв мог бы рассчитывать, останься он один. Мысль о джунглях, лишенных хотя бы намека на какие-то признаки цивилизации вызывала содрогание. - Сэр, это бессовестное создание вогнало вас во вселенскую скуку, я погляжу, - заметила Астарта, - предлагаю пойти и найти Брандона и заставить его показать его любимые полотна, зрелище того стоит. Художник с трудом расслышал слова падшего ангела, обращенного к нему. Как если бы с ним говорили через подушку. Что до этого сказала демоница, он не расслышал, полностью погруженный в себя. - Благодарю, но я откажусь, - упавшим и невыразительным голосом неторопливо проговорил Дейв, ощущая то самое расслабленное, тяжелое чувство, которое опасно граничит с усталостью в самой худшей ее форме, - мистер Брандон и так приложил все усилия, что бы поддерживать здесь уют. Не думаю, что сейчас лучшей идеей будет что-либо требовать от него. Возможно, в другой раз он бы совсем не отказался от этого предложения. Наверное, даже сам бы попросил Брандона устроить им что-то вроде маленькой экскурсии по его обиталищу с целью показа художественных произведений. Гнездо наверняка хранило в себе много чего интересного, но Дейв не ощущал в себе ровным счетом ни грамма энтузиазма для начала подобного обхода. Апатия продолжала медленно глодать его. Увы, хороший вечер сделал лишь краткую отсрочку в налаживающемся настроении. Дейв подумал, что, мягко говоря, сегодняшний насыщенный событиями день не принес ровным счетом никаких серьезных изменений в его душе. Яркое, красочное, совершенно ни на что не похожее в своей оригинальности сновидение - у него складывалось ощущение, что до сих пор не покинул стен своей камеры.

Bafomet: Астарта развел руками и откланялся, вышел в коридор. Через несколько минут вернулся Брандон. - Стрелок, Дэйв, прошу за мной, - прозвучал мягкий баритон Брандона из дверей таинственного помещения, - Спальни готовы. Бафомет похоже тоже устала от сегодняшнего путешествия, хотя узнать точно устают демоны так же как люди или нет - было достаточно сложно, скорее лицо её изображало необычную задумчивость и молчаливость, при обычном красноречии и оживленности. Она положила аккуратно скрипку в футляр и защелкнула замок. - Я надеюсь, Селесту ты оставил в моей комнате, да? - Ну, должна же ты была вернуться, в конце концов. Демонесса шагнула в дверной проем, за дверным проемом Дэйва ожидали аккуратные коридоры гнезда, освещенные геологическими породами, фосфорицирующими ровным белым светом. Бафомет оставили после большого зала, пол которого напоминал огромных размеров свернувшееся животное, скорее змею и скорее всего тоже из какого-то камня, демонесса скрылась в своей спальне, пожелав оставшимся спокойной ночи. Дэйва довели до другой комнаты, в которой стоял канделябр с тремя горящими свечами, хотя на стенах висели светильники, в комнате стояла двуспальная кровать, две тумбы, стол, стул, шкаф и комод, все было выполнено из натурального дерева, хотя для засыпающего сознания эти мелочи уже не были слишком важными.

Дейв: Дейв подхватил плазмо-инжекторы, быстро на плавно поднимаясь со своего места. Относительно спокойная обстановка, которая придала течению времени достоверную схожесть с обычным вечером, который проходил здесь не раз, еда и тепло повлияли на него так, что понятие «развезло» был кстати как никогда; усталость притаилась, ожидая своего часа. Тихо произнеся «Спокойной ночи», он плотно закрыл за собой дверь, и почти сразу же, не задумываясь, защелкнул замок. Невежливо было выказывать таким образом недоверие к кажущемуся вполне надежному и гостеприимному поведению хозяина, но Дейв при этом четко и ясно понимал, что доверять вот так открыто к местным обитателям гнезда он не будет никогда и ни за что. Как и всегда. «Можно считать это простой и при этом ненадежной страховкой». Оставаясь у двери, Дейв внимательно рассмотрел интерьер и мебель, и лишь спустя минуту он погасил свет светильников, добрался до кровати, тяжело усевшись на покрывало. Отложив пистолеты рядом с собой, он наклонился вперед, ссутулившись и согнувшись, упираясь локтями в собственные колени и сплетая пальцы рук в замок. Наконец-то один. Снова лицом к лицу со теми же вопросами, которые преследовали его вплоть до того момента, когда он решил проникнуть внутрь небоскреба. Безмолвная тишина и мягкий сумрак… «Всегда один… но разве темнота и тишина не могут быть верными напарниками?..» Могут, равно как и быть безжалостными и коварными противниками, которые предадут при малейшем удачно подвернувшемся случае. Вопросы так и остались без ответов: он потерялся в этом странном и чужом месте. - Где я? – тихо, едва слышно, срываясь на шепот, спросил он у пустой полутемной комнаты, где единственным источником света остались свечи в канделябре, глядя перед собой, но не видя ровным счетом ничего. Дейв еще раз подумал о том, что, скорее всего, он действительно сошел с ума, и бредит такими необычными, чудовищно и пугающе реальными образами. Робко восходящее чувство жалости к самому себе было безжалостно раздавлено холодной логикой с примесью легкого раздражения. «Пусть будет так… все одно лучше, чем ждать исполнения приговора». Он сбросил с ноги кроссовок, второй… делал он это неторопливо, по-прежнему пытаясь найти хотя бы единственную зацепку, которая поможет прояснить хотя бы часть общей картины. «Как тяжело… Я делаю неуверенные и жалкие попытки собрать пазл, две трети элементов которого утеряны, или невидимы». Он переложил оружие на тумбу, разделся, спокойными и уверенными движениями человека, который вроде бы и обязан лечь спать, но еще раздумывает – а стоит ли? Дейв чувствовал, что отдых и крепкий сон просто необходим после этого дня, но его почему-то впервые перед сном охватило легкое сомнение. Неожиданно для самого себя, Дейв вдруг подумал, а что если заснув здесь, все вернется на свои круги. Бредовая мысль… Но с учетом того, что происходило вокруг, она показалась самой нормальной. Надежда даже такого сказочного конца его путешествия и злоключений вспыхнула в сознании фантасмагорическим цветком. Тяжело вздохнув, он снял очки и бережно пристроил их на прикроватной тумбе рядом с пистолетами. Забравшись в холодную, но за то широкую кровать, он с удовольствием вытянулся во весь рост, чувствуя, как уверенно сонливость и усталость уверенно перешли в наступление, накатывая на глаза черными волнами. Дейв, перевернувшись на живот и уткнувшись лицом в прохладную подушку, не стал противиться их натиску – сон пришел буквально через минуту. Уже засыпая, он все еще думал о своем прошлом, исчезнувшем без следа…

Bafomet: Бафомет, придя в комнату, спать сразу ложиться не стала, недолго побродив по собственной комнате и убедившись, что игра на скрипке её пока не привлекает, она, сбросила сапоги, плащ, тяжеловесную одежду и закутавшись в одеяло, а сверху в крылья, села возле альбома с рисунками одного из гостей Змея. Восковые фигуры Астарты не шли у демона из головы, ей хотелось верить, что Вельзевула в этой сумасшедшей коллекции нет, с другой стороны, ей как никогда ранее хотелось увидеть его снова. Все это напоминало плохо написанную драматическую историю с открытым концом. Главная героиня еще жива, а главный герой уже мертв, злодей наказан через много лет, но все еще жив и в странное стечение обстоятельств вплетается вольный художник... Её жизнь начинала напоминать ей чью-то шутку и шутка удавалась на славу... Пролистав несколько странных пейзажей, Бафомет утомилась собственным размышлениям. В коридоре она услышала шерох чешуи, поэтому выглянула в коридор и встретилась с головой самого Полоза, змей флегматично осматривал коридор, выходя в вечный дождь, появление демона его не удивило, но развлекло. Огромный желтый глаз посмотрел на Бафомет, змей что-то прошипел и пополз дальше. - И вам спокойной ночи, Полоз, - улыбнулась демонесса, погладив серебристо-золотое тело хищника. После чего направилась в постель, где после некоторых размышлений, уснула.

Гэбриэль: Когда с кофе было наконец покончено, Гэбриэль в очередной раз подхватила нэку, все еще пребывающую в какой-то необъяснимом неадеквате, и вместе с Джо и Алгусом направилась в фое, где их уже должен был поджидать вампир с ключами от номера, который мечник почему-то решил заказать именно в единственном экземпляре, вполне возможно, что данное действие бывшего религиозного лидера Возвращенцев было подсознательным шагом на пути к организации собственного гарема или чего-то в этом духе. Гэбриэль беззвучно усмехнулась: кто их поймет, этих бывших духовных лидеров всевозможных распавшихся группировок... Комната, предоставленная им, находилась на третьем этаже. Как показывала практика, пользоваться лифтом в таких случаях зачастую выходило себе дороже, поэтому Гэбриэль приняла единоличное решение подняться на нужных этаж посредством лестницы, чему, в общем-то, не противились ни Джо, ни Алгус, ни, тем более, Ленус. Как ни странно, но ключи к нужно двери подошли без лишних выкрутасов, наверное из-за отсутствия в вышеозначенной компании не слишком трезвых граждан, стремящихся при любом удобном случае вломиться в чужую дверь со всеми потенциально-возможными последствиями для здоровья себя и тех кто попадется под горячую руку, если такие вдруг окажутся поблизости. Так или иначе, ключ с легким скрипом повернулся в замке - и перед вошедшими открылся вид достаточно сносной для отелей подобного уровня комнаты. Стол, вокруг которого могли обосноваться человек пять, несколько задрипанных кресел, старенький диванчик с обивкой темно-красного цвета, одна двуспальная и одна односпальная кровать, две тумбочки и книжный шкаф, полки которого, судя по накопившейся пыли уже довольно давно пустовали, и платяной, для одежды. Когда Джо и Алгус вошли внутрь, девушка, не долго думая, закрыла дверь в номер. Конечно, от действительно разяренного вампира или там демона кусок древесины спасти просто-напросто не мог, но, тем не менее, это все равно было лучше, чем ничего. Первым делом Гэбриэль заглянула в дверь, что вела в ванную комнату: раковина и, собственно, сама ванна были на месте, на крючках висели несколько на удивление чистых полотенец и халатиков. "Хоть за чем-то в этом вампирском логове следят должным образом", - облегченно вздохнула Гэб. Девушка приселя на край двуспальной кровати и, расстегнув застежки на броне, сняла сначала металлическую составляющую, а затем и прорезиненный костюм, в итоге оставшись лишь в нижнем белье: красного цвета кружевном лифчике и такого же цвета трусиках. На протяжении всего вышеозначенного процесса Гэбриэль старалась не смотреть в сторону Алгуса, хотя любопытство и требовало хоть краем глаза взглянуть на его реакцию. Закончив половину приготовлений к долгожданной горячей ванне, Гэб, прихватив с собой на всякий случай свой короткий меч, со спокойным видом юркнула в дверь ванной комнаты, бросив напоследок: - Постораюсь поскорее, если вдруг засну - постучите, - по ее лицу проскользнула приятная улыбка, - И не забудьте, что еду обещали принести в номер. Не стреляйте в первого вошедшего. "Доспехи, конечно, тоже бы не мешало протереть губкой, но это уже завтра" Оказавшись в ванной комнате, Гэбриэль интуитивно закрыла дверь на щеколду и, на всякий пожарный приперев "оборонительное укрепление" еще и шваброй, рассталась с оставшимися немногочисленными предметами одежды. С полминуты полюбовавшись собой в зеркало и лишь потом проверив небольшое помещение на наличие всевозможных технических отверстий для подглядывания и тому подобных спецэфичных развлечений, Гэб рискнула открыть сначала кран с холодной водой, а затем и с горячей. Судя по цвету, запаху, а также вкусу, данный тип жидкости не содержал каких бы то ни было вредных примесей, поэтому девушка без лишних колебаний умылась, а затем начала наполнять пустующую ванну, предварительно ее сполоснув. Следующим потенциально-опасным пунктом на пути к блаженству оказался полупустой пузырек с пеной для ванны, при ближайшем рассмотрении оказавшийся относительно дешевым, но при этом не самым ужасным и даже не испортившимся. По прошествии нескольких минут все необходимые приготовления были закончены, после которых, собственно, последовало долгожданное погружение в теплую ванну. После всего того, что Гэбриэль довелось испытать сегодня на болотах, разум в конкретно-данный момент отказывался воспринимать тот факт, что девушка Адской Земли не покидала для того, чтобы на несколько десятков минут сгонять по-быстрому в рай. Сознание Гэбриэль, уподобившись телу, тоже погрузились, только не в воду, а в раздумия. Алгус практически попался на заброшенный ею крючок, оставалось только медленно и неторопливо наматывать леску, чтобы та не оборвалась и направлять его в нужно направлении, в котором он пока не очень-то хотел двигаться, а именнно - по пути к власти. Он однажды уже был кем-то вроде лидера тукиллистической организации, способным собрать под свое крыло и вести на смерть немалое количество людей, у которых соображаловка работает значительно хуже, нежели у него самого. Ей бы вполне хватило роли номер два. Но, с другой стороны, подобная позиция - быть в тени кого-то, кто сильнее тебя - имеет массу выгод. В конце концов, в случае неудачи сохранить в целости и сохранности свою пятую точку намного проще, чем выдвигая себя на роль предводителя или кого-то в этом духе. Впрочем, в большей степени Гэбриэль больше беспокоили другие две немаловажные вещи. Во-первых, Джо. Она затесалась в их небольшой коллектив чисто случайно, при этом -без лишнего шума и привлечения внимания к своей персоне. Кто знает, на кого этот субъект может работать и какие цели приследует, сопровождая Гэб и Алга. Во-вторых, упоминание Бафомет о том, что за ее - Гэбриэль - голову кому-то из охотников успели назначить возможно и небольшую, но, вместе с тем, сумму. Значит, кто-то что-то в ней успел усмотреть. Опасность? Но какой дурак будет опасаться девчонки, которая большую часть времени, проведенного на Адской Земле, проработала стриптизершей и проиграла в карты? Кому она вообще могла понядобиться? Гэбриэль откровенно не понимала, как будто ее затянуло в какую-то невидимую игру, смысла которой она не видила и не должна была видеть. Нет, конечно у разных охотников за головами были, разумеется, разные цели. Кто-то выискивал существ, чтобы спустить до последнего микромира, кто-то - чтобы записать в ряды той или иной организации. Если не считать Налетчиков, которых она фактически кинула на подступах к порталу в первый микромир, Гэбриэль еще не успела кому-то слишком сильно насолить, предпосылки, разумеется, были, но недостаточные для того, чтобы пускать по ее следу профессионального убийцу. Да и охотник, о котором говорила Бафомет, учитывая, в каких кругах водилась демонесса, принадлежал скорее к прихвостям Дьявольского преслота или Кровавых Паладинов, нежели к оппозиции. Из этого можно было сделать определенные выводы. Девушка вздохнула, осознавая, что минутам блаженства подходит конец, и, встав в полный рост, спустила в ванне воду, а затем, воспользовавшись душем, смыла с тела оставшуюся пену. Маленький кусочек Рая исчез также внезапно, как и появился. Гэб еще раз вздохнула и, вытеревшись насухо на ее счастье чистым полотенцем, надела белье и облачилась в чуть потрепанный темно-красный халатик с поясом, но без пуговиц.Облачилась, надо отметить, самую малость намеренно-небрежно, оставив левое плечо открытым. Гэбриэль как можно тише разбарикадировала дверь и вышла в комнату. Похоже, за то время, пока она принимала ванну, успели принести их заказ. По крайней мере, на столе стояли два подноса с чем-то более-менее съедобным. - Вы тут без меня еще не задремали, нэ? - улыбнувшись, обратилась она к меченосцу и Джозефине, - Наверно, подумали, что я там утонула и поживились моей порцией? Снова не угадала? Девушка негромко рассмеялась, горячая ванна отлично подняла ей настроение.

Джо: Когда вся компания расправилась с кофе, Гэбриэль подняла девушку-кошку. Джозеф в принципе не возражала. С ее-то маникюром могли возникнуть некоторые проблемы при переноски ценных, и, в большей степени живых грузов. Комната, снятая Алгусом оказалась на третьем этаже. Как-то не сговариваясь все решили воспользоваться лестницей. Мало ли, какая гадость в лифте обосновалась. Во время их подъема, Джозефина молча отсчитывала ступени. Ее все еще беспокоило столь близкое соседсво с кровососущими маньяками. Параллельно девушка размышляла о том, что ей больше нравится подниматься, нежели обратное. Почему-то движение по ступенькам вверх приносило не то надежду, не то веру. На подходе к номеру стало ясно. Что если она не выкинет и то и другое из головы, то попросту свихнется. То ли от страха, то ли от энтузиазма. И то и другое радужным не казалось. Разбираясь с головой, Джо упустила момент, когда Гэб успела занять ванну. Нэка была уложена на кровать, и продолжала вроде как спать. Джозеф не придумала ничего интереснее, кроме как расположиться в кресле. Впрочем, сидеть ей пришлось не очень долго - тишину порвал стук в дверь. Как и предупреждала Гэб - это оказался всего лишь вампир, принесший поднос с ужином. Возможно над словосочетанием "всего лишь вампир" - стоило задуматься чуть дольше. Девушка не придала этому значения. Поставив поднос на стол, Джоз вернулас в свое кресло. "Как удачно получилось прицепиться к их компании", - лениво размышляла она, в ожидании неизвестно чего. Как-то неожиданно пришло понимание того, что рука собственно говоря уже зажила. - Вы тут без меня еще не задремали, нэ? - улыбнувшись, сказала вышедшая из душа Гэбриэль, - Наверно, подумали, что я там утонула и поживились моей порцией? Снова не угадала? - добавила она рассмеявшись. - Честно говоря такой вариант был, но мы решили не рисковать, - улыбнулась в ответ Джо, одновременно поднимаясь. Собственно говоря в ванной ей требовалось не много. Как она подозревала, в отличие от все остальных Джозеф очнулась в весьма чистой и сравнительно приятной обстановке. Джо включила воду и склонилась над раковиной. Глаза встретились со взглядом из зеркала. Желания придераться к самой себе не было, а потому девушка просто набрала в ладони воды и умыла лицо. Даже сквозь слой псевдокожи хорошо прочувствовались протезы. Продолжая движение руками, Джозефина убрала вечно выпадающие пряди волос назад. На этот раз на нее из зеркало взглянуло нечто уже более человеческое. Капли воды то и дело сбегали по щекам и срывались вниз с подбородка и кончика носа. Полотенце немного исправило эту ситуацию, оставив лишь легкую прохалу после умывания. Как раз то что надо. Девушка вышла обратно в номер.

Unforgiven: - Ну что, приступим? – проговорил Алгус, видя, как Джо выходит из ванной. – Если не хочешь, чтобы твоя кошка сдохла от голода, - продолжал он, обращаясь к Гэб, - то лучше приведи ее в чувства. Предвкушая нормальный ужин, которому предшествовал долгий изнурительный день, Алгус потянулся открыть поднос. Как только он это сделал, его рука непроизвольно зависла в воздухе. - Это что, какая-то неудачная шутка?.. – ни к кому не обращаясь, спросил он, уставившись на блюдо, преподнесенное вампирами. На подносе лежала человеческая голова. Судя по выколотым глазам и объеденному носу – беднягу пытали долго, да и саму голову отрезали чем-то тупым. – Что я говорил? Не стоит ждать от этих кровопийц чего-то хорошего… Неожиданно его слова прервал тихий стук в дверь. Прошло еще несколько секунд, стук, звучавший уже гораздо настойчивее, повторился. Глянув на спутниц, Алгус взял Инквизитора и направился к двери. После третьего раза он отворил. - Господин, - чуть склонив голову в знак приветствия, произнес тот самый вампир, хозяин отеля, - у вас красивые спутницы, я весьма завидую вам, но госпожа Райчел решила преподнести вам подарок, в знак вашей с ней дружбы и, возможно, будущих совместных действий, - вампир улыбнулся вновь и, чуть отступив назад, указал рукой в коридор. Проследив за жестом вампира, Алгус выглянул в коридор. Вампир указывал на трех миловидно улыбающихся красоток, одетых весьма нескромно. Единственных их недостатком была принадлежность к вампирьему роду. - Может быть, ваши спутницы тоже не откажутся от такого пода… - Забирай своих шлюх и вали отсюда подальше, - отрезал Алгус, - ты знаешь, как я отношусь к тебе и им подобным. - Но от подарков госпожи Райчел отказываться не принято… - в тон Алгусу ответил хозяин отеля. - Я повторю еще раз – в мою комнату не войдет ни один вампир. А твоя Райчел пусть идет ко всем чертям со своими подарками… - Алгус попытался закрыть дверь, но в проеме оказалась нога вампира. - А как тебе наше блюдо? – осклабившись, прошипел хозяин, - Может все-таки разрешишь пройти? Мои девочки будут рады отведать такое… - Тогда ты тоже иди к дьяволу… - словно выплюнув эти слова, Алгус перехватил Инквизитора и, сделав небольшой замах, вонзил его в ногу вампира, не дающую закрыть дверь. Послышалось яростное шипение, как только меч был убран, нога отдернулась, но как раз в это мгновение случилось то, что мешало все карты – в одно мгновение вырубился весь свет. То есть абсолютно весь свет – и в их комнате, и в коридоре. Наступила полная тишина. Простояв так не больше секунды, Алгус толкнул дверь, дабы закрыть ее, но и тут его постигла неудача. В то же мгновение, когда рука толкнула вперед ручку двери, раздался чудовищной силы удар, разнесший ее, то есть саму дверь в щепки и откинувший Алгуса на порядочное расстояние. - Они… здесь… - еле выдавил он, задыхаясь. Абсолютная, полнейшая темнота окружала их, не было видно даже вытянутой руки, передвижения вампиров можно было определить только по их шипению. Кое-как, корчась от боли, Алгус попытался подняться.

Гэбриэль: Когда их предполагаемый ужин предстал во всей красе, Гэбриэль невольно поморщила нос и чуть отстранилась от стола. Зрелище было, мягко говоря, не из приятных. Ну какому нормальному человеку будет приятно созерцать изуродованную отрезанную голову себеподобного, при этом не на поле боя, а на месте тропической хорошо прожаренной картошки, которая, к слову говоря, по-идее должна была оказаться не такой уж мерзкой на вкус. Так или иначе - ужин был самым наглым образом испорчен. Но, как вскоре оказалось, неожиданности на этом деле не закончились. В дверь раздался стук, посетителем оказался тот самый вампир, что заправлял сим "милым" отелем. Как поняла из разговора Алгуса с кровососом, последний так и не отказался от попытки переманить мечника на сторону некой госпожи Райчел. Судя по всему, разговор пошел в весьма интересном направлении, вампир в очередной раз стал предлагать бывшему религиозному лидеру Возвращенцев провести ночь страсти в компании своих ассистенток с последующим переводом Алгуса под крыло этой самой ни раз упомянутой Райчел, в то время как меченосец в открытую выражал свою неприязнь ко всей вампирской расе. Когда же разговор коснулся деликатеса, что покоился на подносе, Алгус не выдержал. Мечник вонзил свой клинок в ногу кровососу и попытался закрыть дверь. В ту же секунду свет даже не то чтобы померк, его просто напросто отключили. А затем самым наглым образом вышибли дверь, превратив ее в груду древесины. "А я смотрю, на него есть спрос. Столько шума из-за никому ненужного паренька делать вроде не принято", - усмехнулась про себя Гэбриэль и тут же помрачнела. Короткий меч она благополучно забыла в ванной комнате. Дробовик валялся где-то в углу комнаты, одежда и броня были сложены рядом с кроватью, пытаться их сейчас достать было почти равносильно самоубийству. А в одном лишь халатике предпринимать какие-либо агрессивные действия ей не очень-то хотелось. В общем, после переполненного событиями, включая собственную смерть, дня ей вообще сейчас было не до драки. Гэбриэль предпринялась попытку посильнее вжаться в свое кресло и не создавать лишнего шума до тех пор, пока в ее голову не придет какая-нибудь гениальная идея.

Unforgiven: - Твари… - простонал Алгус, кое-как поднимаясь. Его спутницы, похоже, решили никоим образом себя не проявлять, в том числе и не лезть в драку, что было весьма благоразумно, вот только этот прием не принесет желанного спасения – рано или поздно вампиры их обнаружат, вот тогда и пойдет потеха – кровопийцы отступают только от врага, превышающего их силой, чего нельзя было сказать про Алгуса и его компанию. Стараясь не шуметь, Алгус огляделся. Вокруг царила тишина, слышен был лишь легкое шипение кровососов, но их было как минимум четверо, а потому определить их местоположение в одной комнатенке было затруднительно. Медленно, стараясь не произносить звуков вообще, Алгус двинулся в сторону выхода. Медленно, слишком медленно, но быстрее идти было нельзя. Внезапно в голову пришла идея… Осторожно, так же медленно как до этого брал его на изготовку, Алгус разделил Инквизитора надвое. Разведя руки в стороны, он резко тряхнул клинками, после чего те вспыхнули, начав собирать энергию. Комната осветилась желтоватым светом, пусть и не ярким, но после беспросветной тьмы вполне достаточным. И прямо в двух шагах увидал вампира-хозяина. Не успела злая улыбка появиться на лице, а Мазамун, один из клинков, уже метнулся, стараясь как можно скорее разрубить голову старого вампира надвое. Мгновение, и голова вампира разлетается кровавыми ошметками… Звон, резкий, злой, словно ухмыляющийся звон разорвал тишину. В первые мгновения Алгус не понял что случилось – голова противника, этого старого вампира не должна была послужить препятствием лезвию клинка, что-то здесь было не так… Переведя взгляд на Мазамун, Алгус увидел, что произошло – одна из вампирок подставила свой меч, скорее даже длинный широкий нож под удар. Сила кровососки была такова, что от удара ее оружие даже не дернулось. Неизвестно почему, но Алгусу хорошо запомнился этот момент – три фигуры, застывшие словно скульптурная группа некоего мастера. Один из них, чья голова только что не разлетелась по всей комнате – глаза невидяще уставились на скрещение клинков, пасть ощерилась, но скорее от осознания неизбежного, выглядев не устрашающе а как-то даже глупо. Кровососка, скалящая клыки – отсутствующий взгляд, словно она находилась под действием наркотиков – только позже Алгус поймет, что она вошла в состояние ярости, как иногда бывает у вампиров. Третий, человек, непонимающе смотрит на скрещение клинков – его меч должен был разрубить противника, однако он встретил преграду, образовавшуюся за одно мгновение… Мигнули и чуть погасли клинки, набиравшие энергию – это было словно знаком. Тут же взгляды вампира-хозяина и Алгуса встретились. Взгляд, выражающий полную уверенность в победе и взгляд, до сих пор не могущий поверить в произошедшее, а точнее не произошедшее, а потому полный злобы и бессильной ярости. Еще доля секунды и Алгуса откинуло от непобежденного врага. Перед ним молниеносно возник веер ударов, бликующий светом от его клинков, которые, кстати, уже начинали подрагивать – необходимо было срочно избавляться от накопившейся в них энергии. Россыпь ударов, обрушившаяся на него, исходящая от двух вампирок из трех, отрезала его от выхода, заставляя отступать к окну, третья держала саму дверь непосредственно, старик же вампир просто наблюдал за происходящим. Обе вампирки были в состоянии ярости, их организмы пожирали себя, но им, похоже, было все равно. Их удары были точны и быстры, они не мешали друг другу – настоящие профессионалки. Отбиваться становилось все труднее. Алгус был прижат уже к самому окну. Единственное, что в этой схватке помогло ему – так это мебель, не дающая вампиркам полностью обступить его, но это, по сравнению с тем, что ему приходилось испытывать, было абсолютной мелочью. Внезапно пришло сознание того, что бой был напрасным – если ему не помогут, то можно было смело кидаться под клинки кровососок. - Гэб!.. – выкрикнул Алгус, стараясь не сбиться. Одна из вампирок обернулась – тут же клинок Алгуса направился ей в голову, но меч второй уже летел навстречу, грозя отбить смертельный удар. Понимая это, Алгус принял единственное решение – выпустил пучок энергии повернувшейся обратно вампирке в лицо. Зашипев и схватившись за лицо, кровососка резко отпрыгнула назад… Но надеждам Алгуса сбыться было не суждено – на ее место прыгнула вторая. Но то ли она была гораздо глупее, то ли слишком самонадеянна… Кинув что-то наподобие стилета в Алгуса, она ринулась на него с голыми руками. Мечи уже были не действенны на том расстоянии, на котором оказалась она, поэтому пришлось подставить локоть. Раззявленная пасть уже летела на встречу его лицу, локоть уперся под подбородок вампирке, что уже, похоже, не могла остановиться и летела дальше чисто по инерции. - Тварь… - выдавил Алгус, подаваясь назад. Сила вампирки была такова, что он не мог остановить ее, их, сцепившихся вместе, швырнуло назад… …Неожиданно человек почувствовал, что за спиной что-то захрустело. Чуть скосив взгляд от клацающей возле лица пасти он увидел, что это трескается стекло… Еще мгновение и режущие осколки осыпаются назад. Сердце вдруг замирает, глазам предстают стены, наружные стены… Взгляд вверх – тугие струи дождя стремятся ударить по лицу, вот уже из оконного проема показались ноги, ничто не держало сцепившихся врагов внутри, теперь им предстоял только недолгий, но свободный полет, полет вниз… Изуродованная оскалом пасть несколько раз клацнула перед лицом. Алгус, взиравший теперь на свое падение со стороны, вдруг понял, что ей-то, в действительности, было все равно – она была в ярости, в некоем раже, так что, если она соберет себя после падения, она и тогда продолжит кидаться на него. Проклятье, уже второй этаж… Сердце сжалось в комок и полностью заледенело. Вдруг подумалось, что хорошо, что он падает спиной вперед, видя небо. Именно сейчас он посмотрел на него так, как не смотрел никогда. Черт возьми, как же красиво оно было в эти мгновения. Как же тоскливо, но вместе с тем и прекрасно оно было. Струи дождя только дополняли картину, без нее она была бы не полной. Стало даже немножко стыдно, что он никогда не останавливался просто так, чтобы поднять голову на небо и не взглянуть на него, что когда-то он мог ненавидеть этот дождь… Взгляд боящегося смерти разума сам скользнул в сторону, пытаясь определить, сколько же осталось до конца. Проклятье, совсем немного, почему, почему только когда он полюбил это небо, этот дождь? Совсем чуть-чуть… Внезапно в голове словно вспышкой возникает мысль: «Этому учили у нас…» В последнюю секунду, перед самым столкновением с землей Алгус дернулся, поменявшись с вампиркой местами. Та, похоже, все еще не пришла в себя, продолжая тянуться к нему своей пастью. Все, земля… Удар. Воздух вылетел, словно реактивный, тело бухнулось о землю, словно мешок. Сначала боли не было, зато потом все тело словно взорвалось. Единственное, что еще удерживало Алгуса во втором микромире, это дождь, омывающий его тело и смывающий кровь из порезов и ран. - …Ты думаешь, семейная сцена? – спросил какой-то голос. Различить кто говорил, Алгус не смог – он видел лишь два силуэта, клонившихся над собой. - Навряд ли… - ответил второй, - Это известное вампирье гнездо, что потянуло этого парня туда? - Может, он искал кого-то? - Не исключено… как думаешь, он подойдет нам? Он еще жив, смотри… - Всего лишь третий этаж? Я бы удивился, если бы его размазало… Я думаю, возьмем его, а потом посмотрим… - В машину его!.. – послышался крик. Алгус почувствовал, что кто-то наклонился над ним. – Мы из Черного Креста, теперь ты работаешь на нас. - Там наверху… - захлебываясь, выдавил Алгус, - еще… трое… - Он говорит! – проговорил один из нашедших его, - Дьявол, если они такие же, как и он, то мы должны заполучить их. Эй там, вы слышали, что сказал этот парень? Проверьте ту комнату, из которой он выпал, там еще трое. После этих указаний, отданных неизвестным, Алгуса, наконец, поволокли куда-то и уложили на что-то удобное. Почти сразу, сознание поглотила тьма.

Джо: Вид изуродованной головы на позднеобеденном столе заставил Джо сделать одну вещь. Девушка молча выправила хлысты из креплений. Вечер не обещал быть тихим. Донесшийся следом стук в дверь развеял все сомнения по поводу предстоящей вечеринки. Мечник направился к двери. Слабая, полубредовая надежда, что ужин принесли не в тот номер - еще была, но и она исчезла после разговора Алгуса с вампиром. Джозеф предпочла отступить к стене. И вовремя, в одно мгновение вырубился свет, и, судя по звукам, чудовищной силы удар вынес дверь вместе с мечником. - Они… здесь… - еле выдавил Алгус, задыхаясь. Джозеф не двигалась. Мерзкое шипение в кромешной темноте комнаты, казалось, исходило отовсюду. Наконец, свет набирающих силу мечей кое-как поспособствовал улучшению ориентирования. События принимали совсем крутой оборот, в частности для самого Алгуса. Главарь вампиров, наблюдавший за схваткой бывшего лидера возвращенцев, неожиданно перевел взгляд на его спутниц. Джозефина не нашла ничего лучше, кроме как поднять обе руки перед собой. Вампир вряд ли бы поверил столь легкой сдаче, если бы в это время одна из девушек не заорала от прямого попадания пучка энергии в морду. Главарь отвлекся, и Джо решила не упускать шанс. В ту же секунду все когти правой руки устремились к горлу противника. Но вампир был быстрее, причем намного. Он резко перехватил все пять хлыстов, и с силой дернул на себя. Однако не успел рассчитать одного – избавившись от удерживающей их силы, лезвия с такой же скоростью устремились в обратную сторону. Вампир взвыл, когда пальцы его руки разлетелись по комнате, а на ладони остались две глубоких борозды. Впрочем, сама Джозеф этого не видела, так как была занята общением со стеной. В основном с помощью спины и головы. Она еще не успела полностью прейти в себя, когда третья вампирка включилась в схватку. Повинуясь интуиции, хлысты левой руки рванулись вперед. Кровососке повезло, ее шея оказалась как раз между двумя разошедшимися лезвиями. Однако радость ее если и была, то очень недолгой. Хлысты немедля стянули ее горло, образовав весьма неудобный ошейник. Одной рукой вампир пыталась отодрать стальные прутья от себя, другой – боролась со вторым пучком лезвий. Ее когти с чудовищной силой сдавливали металл протезов, раздирая микросхемы там, где это было возможно. Кровососка хрипела, в ярости применяя все большую силу для победы. Ее организм сжигал себя с невероятной скоростью. Однако Джо удалось найти точку опоры, что позволило действовать от локтя. И основная нагрузка, от оседлавшего ее врага приходилась на протезы. И тут, произошло то, чего, собственно говоря, и добивалась вампир. С треском сломался стартовый генератор на правой руке. Микросхемы замкнуло, и электрический импульс устремился по телу вампира, стремясь выйти как можно быстрее. Такая возможность представилась у горла твари. Джо не почувствовала изменений, а вот тело ее врага заметно дернулось. Хватка ослабла, и под давлением хлыстов с противным хрястом-полувсхлипом расплющилась шея. Джозефина оттолкнула дохлую тварину, одновременно делая попытки подняться. Ее рука оказалась не дееспособна и, судя по зеленоватым искрам, надолго. А в комнате в это время творилось…

Гэбриэль: Многие считают и, стоит отметить, небезосновательно, что Адская Земля, как почти живое существо, больше всего на свете обожающее играть по своим правилам с каждым из обителей Цепи Инфернальных Микромиров. В свою игру, безумную, непонятную и, вместе с тем, на столько незаметную, что любому из ее участников кажется, что именно так и должно быть. Адская Земля живет контрастами. В конце концов, если бы все только и делали, что ежесекундно убивали друг друга, наступило бы привыкание и, как результат, микромиры стали бы серыми и скучными. Контрасты же позволяли прочувствовать саму суть Ада, погрузиться в одновременно мрачную и яркую атмосферу, увидеть то, что принято именовать Дьявольским Великолепием - и умереть. Конечно, был еще так называемый Черный Мир, со своими законами и загадками, последний осколок головоломки, которую, возможно, так никому и не суждено собрать, но... Как говорится, это уже совсем другая история, также имеющая право на существование. Так или иначе, та игра, в которую на этот раз Адская Земля втянула Гэбриэль, девушке очень и очень не нравилась. В ходе схватки Алгуса выбросили в окно, к слову говоря, вместе с одной из вампирш. Джозефина же, как успела заметить Гэб во время коротких вспышек света, достаточно эффективно сопротивлялась натиску кровососов. По крайней мере, одну из вампирок очень и очень неслабо усмирило электричество обыкновенное, а пальцы-хлысты Джо чуть сократили общее количество конечностей у хозяина сего милого отеля. О да, если бы в Гэбриэль сейчас восторжествовал ее крохотный мазохистский кусочек сущности, она бы, не долго думая, бросилась на остатки вампиров с голыми руками, совершенно не задумываясь о сохранности своего чуть подпорченного курением здоровья, и не успокилась бы до тех пор, пока отсутствие жизненно-важных органов не сказалось бы плачевно на ее самочувствии. Но в данный момент ничего подобного с девушкой не происходило, поэтому она все также старательно пыталась не привлекать к себе внимания вампиров. До ушей Гэб дошел топот нескольких пар ног, похоже небольшая группа не то людей, не то вампиров торопилась как можно быстрее преодолеть расстояние, отделяющее ее от комнаты где, собственно, происходила потасовка. Тьму помещения прорезали лучи четырех фонариков. Вампиры, как известно, в подобных случаях больше предпочитают поланаться на чутье, чем на потенциальную опасность для их глаз. Поэтому вполне логично было предположить, что ворвавшиеся были людьми. Один из лучей на долю секунды осветил небольшую аккуратную эмблемку на плече... Да, сомнений не было, сотрудника организации под названием "Черный Крест", по крайней мере черный крестик в белом круге наводил лишь на эту мысль. Надо отдать должное - весьма разумную мысль. Послышались выстрелы из парализующих ружей, а затем в глаза ударил ослепительный свет фонарика. Еще мгновение - и подскочивший к ней мужчина без лишних раздумий сделал Гэб инъекцию какой-то дряни в районе шеи, от чего у девушки почти сразу же помутнело в глазах. Судя по всему, это был какой-то сильнодействующий транквилизатор. Краем глаза Гэбриэль успела заметить, как подобные инъекции сделали парализованным оставшимся вампирам и Джозефине. Мир погрузился во тьму...

Джо: Топот ног в коридоре принес в комнату лучи фонарей. Неудачные попытки подняться на ноги (все-таки ее хорошо приложили головой) не дали возможности оказать какое-либо сопротивление. Девушка отчетливо запомнила эмблему вновьприбывших. Черный крест в белом круге. Сознание того, что она фактически уже состоит в этой организации пришло, когда в шею впилась игла с иньекцией. Произошедшее далее рассыпалось отдельными бусинами реальности: Луч фонаря освещает выбитое окно... треск искр... шуршание мягких подошв... тьма.



полная версия страницы