Форум » Адская Земля » День 7. Давай вечером умрем весело. » Ответить

День 7. Давай вечером умрем весело.

Гэбриэль:

Ответов - 108, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Дейв: Дейв приметил склонившуюся в сумраке фигуру человека в самый неподходящий момент. Он только что выбрался из очередного грота к первому признаку присутствия живых существ. Большая вытянутая пещера, потолок которой терялся во мраке, с небольшим количеством уже знакомых, тускло светящих кристаллов, торчащих из каменных влажных стен в полном хаосе, была достаточно хорошо освещена искусственными источниками света. Дейв, в нерешительности стоящий на поглощенным тьмой, и поэтому кажущемся опасно узким каменном перешейке над подземном озерцом, соединяющим каменные глыбы, видел впереди достаточно длинный и широкий перрон из светло-бежевого железобетона. Там высились некоторое количество самых обычных фонарных столбов, стоящих на равных участках друг от друга; один конец был погружен в тяжелые сумерки, и именно там Дейв сумел различить шевелящуюся фигуру человека. За время своего медленного путешествия по каменному мостику, Дейв опасался не того, что неизвестный заметит его раньше; он боялся, что камни под ним не выдержат его веса, или он оступится. За это же время он думал о том, что не одинок в своих блужданиях здесь, под землей. Он только что видел поезд, если это можно было назвать поездом; одинокий, вытянутый вагон, внутри которого было темно, приблизился к перрону и отошел от него через минуту бесполезного ожидания. Все это было похоже на тяжелое безумие – подземная железная дорога, длинная нить монорельса, уводящая в темноту подземелья, автоматические вагоны, выполняющие свою ненужную в этом месте работу, заброшенный комплекс по добыче полезных ископаемых, скрытый где-то в пещерах… и кто-то, кто поддерживает ненужный здесь порядок. Склонившийся к полуразобранному электрощиту человек был полностью увлечен своим занятием. Дейв видел лежащий на перроне фонарь, поставленный так, чтобы луч освещал внутренности щита, военный рюкзак… Лишь ступив на перрон, он вздохнул чуть спокойней. Дейв быстро и бегло взглянул на монорельс, уводящий в разные стороны, снова подумав о том, в каком необычном месте он оказался. Мягкие подошвы мокасин не издавали ни малейшего звука, когда Дейв, тихо ступая, шагнул в освещенное фонарем пространство. Из сумрака всплыло его бледное лицо, ярко блеснули и померкли блики света, попав на линзы очков; Дейв только сейчас достал руку из правого кармана плаща, делая последний шаг, намеренно шагнув на обломок пластикового стаканчика. Пластик громко хрупнул, и возящийся у щитка человек подпрыгнул чуть ли не до потолка, оборачиваясь. Напрягшийся Дейв в этот момент готовился нажать на спусковой крючок «кольта», держа оружие на уровне живота в полусогнутой в локте руке. Он был молод, высок и худ; на нем была старая темно-синя куртка и комбинезон со странным обозначением на левой стороне груди и левой предплечье. Темно-светлые волосы были давно не мыты, и на свете фонаря ярко блестели жирным блеском. Вообще, ему бы не помешало хотя бы умыться. Дейв спокойно ждал, глядя на него с терпеливым и спокойным вниманием человека, которому некуда спешить. Он видел, что блестящий хромированный «кольт» и тонкая кроваво-красная нить лазерного прицела, упирающаяся в грудь этого странного подземного «железнодорожника» ничуть не пугает последнего. - Чего? – недовольно буркнул молодой человек, глядя то на Дейва, то на пистолет в его руке. Художник со свистом втянул ноздрями холодный сырой воздух. - Как часто ходят ваши поезда? - Следующий будет через несколько минут, - запинаясь, проговорил работник, цепляясь за поручни за своей спиной, - чего надо-то? – с неудовольствием спросил он, и Дейв подумал, что, пожалуй, его следует убить. - Ничего, - тихо ответил он, качая головой и не спуская взгляда с рабочего, - Вас ждет работа, молодой человек. Однако собеседник уже словно бы все понял и забыл про наполовину разобранный электрощит. - Купите карту? – вдруг неожиданно предложил он. В глазах загорелся дурной блеск скорой и хорошей выгоды. - Всего пятьдесят ю-коинов. - Пятьдесят ю-коинов за какую-то карту? – негромко возмутился Дейв. - Но карта хорошая, - уже позабыв об опасности быть подстреленным, он резво сорвался со своего места и начал копаться в своем рюкзаке, - почти что новая, и нигде на Адской Земле Вы не найдете ничего подобного. Здесь обозначены все станции и все переходы… Продолжая щедро сыпать комментариями, он быстро развернул прямо на перроне достаточно большую карту. Дейв со смешанным чувством брезгливости и интересом скосил глаза на достаточно обширную паутину обозначений. Карта выглядела вполне сносно; качество бумаги, обилие печатных обозначений и пометок говорило о том, что здесь есть свои производители подобных вещей. Судя по карте, Глубина намного больше, чем представлял себе Дейв. Этот бесстрашный говорливый парень, попавшийся ему навстречу, оказался просто находкой. - Как же Вы обойдетесь без карты? - Я здесь давно все знаю, - парень беспечно пожал плечами, шмыгнув носом, - Вам будет нужнее, мистер. А пятьдесят монет никогда не помешают. Дейв почувствовал, что идея хороша. Ему понравилось удалое пренебрежение к смерти и предложение этого типа, и он едва удержался от еще одного вопроса, который уже некоторое время не давал ему покоя: что он делает здесь, в Глубине?.. - Получите все сто, а не пятьдесят, если подскажите, где мне найти Велбэ, - Дейв пополоскал в воздухе последней сотенной купюрой в воздухе, зажатой между указательным и средним пальцем. Вид зелено-бирюзовой бумажки и сам жест художника приковал внимание парня так, как вид свежей рыбки приводит в гипнотизирующий ступор кота. - Велбэ? – с кислым выражением на лице переспросил он, усаживаясь на рюкзак как на низкий табурет, и опуская потускневший взгляд на разложенную карту. - Да, - Дейв опустил руку с купюрой в карман, - Падший Ангел, Велбэ. Вы должны были слышать о нем… - А, ну да, - парень просиял, - ну да, да!.. Станция Сумеречный Ручей, Бассейн Климверта, - он ткнул пальцем в карту перед собой, - вот, мы здесь, Четырнадцатый Медный Сектор… Проедете до Садов Дейли, там перейдете на Меркивальд… Дейв внимательно следил за пальцем, блуждающим по черным нитям с бусинами станций и их обозначениями. Он чувствовал страх из-за того, что попал в подземелье, в котором он не мог бы ориентироваться. «Железнодорожник», рассказав о достаточно сложном и длинном пути до резиденции Велбэ, торжественно сложил карту до размеров небольшого пухлого буклета, по размерам как раз подходящего для того, чтобы влезть в среднестатистический карман, и неуверенно протянул ее стоящему в нескольких шагах впереди Дейву. Художник вновь вынул из кармана сотенную купюру, протягивая ее предприимчивому типу, и думая о том, что сейчас, в принципе, мог бы просто убить его, без малейших колебаний и угрызений совести, забрав тем самым и карту, и сохранив оставшиеся деньги. Однако бесстрашие этого типа, игнорирующего опасность в виде смотрящего в его сторону пистолета, было достойно уважения. «Он видел меня здесь… какой смысл убивать его, если он переродится в другом микромире? Сохранить патроны будет разумней». Молодой человек осторожно приблизился, взяв из пальцев Дейва купюру и вложив в эту же руку сложенную карту. Отступая назад, не поворачиваясь спиной к художнику, он улыбнулся счастливой улыбкой человека, получившего заветный приз. Дейв спокойно молчал, слушая, как за его спиной нарастает гул приближающегося вагона. Монорельс, скрытый в сумраке слева от перрона, уже гудел от идущей волны вибрации; воздушная «пробка», создаваемая приближающимся поездом, мягко толкнула в спину, подхватывая свободные полы плаща, заставляя их трепетать на мощном сквозняке. На лице рабочего вдруг отобразилась неуверенность и озадаченность: - Эй… Бассейн Климверта… Слушьте, мистер, никакой Падший не заслуживает того, чтобы лезть туда, - проговорил он, - дело Ваше, но там сейчас опасно… Бросьте вы это дело… Дейв почувствовал просыпающееся раздражение. Последние слова его встречный проговорил, повышая голос; вагон, приближающийся со спины Дейва, ярко осветил фигуру стоящего перед художником человека, и тот отпрянул назад, прикрывая глаза от света мощного головного прожектора. Длинный корпус автоматического вагона метро, сбавляя скорость, прошел мимо, с усталым урчанием останавливаясь слева от Дейва. С шипением открылись автоматические двери, приглашая, должно быть, редких в этих краях пассажиров зайти внутрь, и в воздухе повисло гудение мощных электромоторов. - Лучше не суйтесь туда, вот добрый… - Пожалуй, я прострелю Вам оба колена, - перебил его Дейв, глядя в лицо парню не моргающим взглядом широко раскрытых глаз. Угроза не убить, а оставить здесь с искалеченным телом, подействовала: он отступил на шаг назад, отводя взгляд и поднимая руки в знак того, что уже молчит. Дейв отвернулся и шагнул в открытый дверной проем пустого робота-вагона этой огромной безумной подземки.

Winter: Винтер сидела на ступеньках, когда услышала знакомые голоса, доносящиеся из коридора. Сделка состоялась, и вот довольные продавцы шли по направлению к лифту, чтобы убраться с этого места. Анна-Софи, наверное бы, и сама убралась отсюда куда-нибудь подальше, но нужно было сделать ещё одну вещь, из-за которой она, собственно, здесь и очутилась. Те двоя уже скрылись в кабине лифта, когда Анна вернулась в коридор, и подошла к нужной двери. Тук-тук. Анна постучалась в двери, и? дождавшись, когда ей откроют, произнесла: - Мне нужна книга.

High Evil: В дверь вновь раздался стук. Вот это уже напоминало издевательство. "Кого еще привела нелегкая?" - искренне удивилась Кассандра, направляясь к двери и поворачивая ручку. На пороге, как не странно, стояла уже знакомая горничная, которая тут же заявила с порога: - Мне нужна книга. Первое, что пришло в голову Касс - это тут же захлопнуть дверь прямо перед носом настырной горничной. Это же надо было набраться такой наглости, чтобы вот взять и в открытую заявить. Впрочем, эта девушка забыла уточнить, что за книга ей была нужна. - Да-да, - проговорила полупризрак, запуская руку в свою сумочку и после непродолжительный поисков выуживая из нее книжку. - Держи, - мягко улыбаясь произнесла Кассандра, - Надеюсь, эта книга откроет для тебя много нового. Кассандра без лишних раздумий резко захлопнула дверь своего номера, ни капельки не волнуясь за сохранность пальцев этой девицы, которая могла не успеть их вовремя убрать.


Ренегат: Больших размеров город вырастающий посреди песка подобно призрачному оазису был выглядел активным даже с высоты птичьего полета. На крышах многочисленных и разнообразных зданиях и постройках, в преимуществе своём не обделённых техническим и косметическим обслуживанием, находили себе пристанище редкие воздухоплавующие транспортные средства. С Севера было видно как маленькая змея-поезд стремительно ползла по уходящей вдаль железной дороге. Что было отличительное от архитектуры Кограда, Рейнстоукера и Танатоса так это неповторимость и уникальность проекта каждого здания, легко находилось что-то яркое и характерное только для одного из них. -Ноир-Ра. И считай что отныне ты на границе миров. - неохотно поднимаясь со своего места и пытаясь встать во весь рост сказал демон, изучая поведение Кэтрин. -Я так и знала. Этот аэростат обречен после твоей выходки. Черт подери, это так ты заглаживаешь оплошности? - осудительным тоном и с раздражением в голосе рассуждала Ренегат припав к окну. Её обычно спокойные пепельные глаза сейчас панически изучали город: незаметно где-то приземлиться было просто невозможно, а идея о посадке за городской чертой могла быть ещё опасней. Она давно не контролировала ситуацию, а Кобо всё усложнял. Только оковы сомнительной порядочности отделяло Кэт от реальной попытки избавиться от демона пока ещё действовало утверждение "Могло быть и хуже". Резко повернув свою шею в сторону причины своих злоключений, девушка продемонстрировала "тёске" растерянный взгляд молящий о сносном плане их дальнейших действий. Тем временем Кобо занялся каким-то видом разминки, разогревая мускулатуру торса и громко хрустя затекшими суставами. -Я же спрашивал...ты летать не боишься? - добавил он к своим движениям, если вдруг Кэт ещё не сообразила к чему всё свидеться. -Неет. - уведя взгляд в сторону с натянутой усмешкой протянула Кэт отрицательно замотав головой. - Я не буду этого делать. -Да ладно, лучше прихвати свой рюкзачок. - пренебрежительного кинул Железняк помахав девушке ладонью, как если бы призывал к успокоению маленького ребёнка. - У тебя же уже был опыт. Залезаешь на спину, обхватываешь шею, ну ты помнишь. - его губы медленно расплылись в лёгкой усмешке, чуток обнажая зубы, а карие глаза азартно загорелись. Справедливо было рассуждать о последних словах весельчака как о намеке на прошлое, как если бы он изначально всё так подстроил. Кэт упорно отказывалась верить в такое. Неужели с ней действительно играют как с беспомощной мышью? Нет, Кобо вел себя слишком непредсказуемо, по воле каких-то совпадений и случайностей. Демон просто не мог заранее всё это продумать. - сама подумай: разве не выход из ситуации? Екатерина потупила уже непуганый взгляд на пол, коротко дернувшись в направлении своих вещей она подхватила рюкзак перекинув его через плечи, потуже затягивая лямки ремней у своей груди. Удовлетворительно хмыкнув Кобо почти не наклоняясь быстро пробежался незанятой придерживанием у своих уст сигары рукой по приборам. Его длинные сильные пальцы были явно не "выкованы" для аккуратных манипуляций с маленькими и хрупкими обьектами, но это едва заметно мешало ему задавать команды автопилоту дирижабля. Девушка почувствовала как их транспорт резко меняет свой курс, начиная разворачиваться в сторону безлюдных просторов Микромира. Подхватив всё той же рукой свою сумку, он направился к выходу. Дверь кабинки открылась впуская внутрь быстрые и беспорядочные потоки воздуха. Став на самый край платформы ни за что не держась, Кобо с бездумной радостью на лице осмотрел открывшейся перед ними мир. Демон вопросительно оглянулся на столь нерешительную сейчас Воительницу. А она смотрела на него и на дверной проём как на ещё один свой отчайный поступок. Нужно было только сделать выбор: полагаться только на себя, или довериться ему. Наконец она ровным шагом пошла в сторону выхода. Медленно и не неспеша, Кэт поднявшись на носочки сначала положила свои руки на твердые плечи демона. Его широкая спина оставляла достаточно места для девушки между двумя массивными мускульными основаниями крыльев. В этот раз торс демона был скрыт под рубашкой, но Кэт помнила, что кожа у него необычайно плотная, но одновременно с этим приятно-тёплая. Мягко подпрыгнув, Кэтрин осторожно обхватила основание длинной шеи свого партнера, стараясь чтобы это движение как можно меньше вызывало у Кобо воспоминания про более жесткий вариант этой хватки вокруг, пожалуй, самой уязвимой точки его тела. Надежно сцепив в замок сильные руки и одновременно с этим крепко обхватывая его талию ногами, Екатерина плотно прижалась к нему всем своим телом. Рогатый не стал растягивать момент и как только почувствовал, что избавиться от пассажирки на своей спине будет сложно неожиданно взял и шагнул в пустоту. Воздух засвистел в ушах девушки, а широко открытые глаза заслезились от скорости. Дыхание её перебилось и стало как-то неожиданно холодно. Они ровно летели в свободном падении, под тупым углом накренившись вперед. Демон прижав свои крылья как можно плотнее к спине, обнимал двумя руками сумку. Самые высокие здания города стремительно росли и приближались. - Кобо ты самый психованый псих в этом мире! - ненавистно выкрикнула Екатерина захлебываясь подступившим к горлу адреналином сильнее прильнув лицом к плечу демона. -Не я безумен. Не я. - не крича, но ликуя, ответил демон, так как подобно одной птице не хотел выпускать из своей челюсти свой собственный "кусок сыра", и с сильным хлопком воздуха раскрыл широченные чешуйчатые крылья. Кэтрин видела как они сильно прогибаются замедляя их падение, чувствовала своей грудью как дрожат от чудовищного напряжения железные мышцы. Демон не делал взмахов крыльев, просто плавно как бумажный самолётик парил в воздухе, изредка смещая их общий центр тяжести когда нужно было сменить направление полёта, ставшего теперь более спокойным и мягким.

Дейв: Время в дороге тянулось медленно. Глубина оказалась и вправду одной большой пещерой. Огромное подземелье в первую очередь всегда остается огромным подземельем; здесь нечего было делать разумным существам, но таковые все же встречались, и Дейв, глядящий в окно автоматического вагона, невольно задумывался над тем, что же толкнуло всех их перебраться сюда. Вид из окна на погруженные в сумрак и глубокие тени окрестности давал бы мало результатов в отличие от более изощренных поисков тех, кто когда-то перебрался сюда. Но следы пребывания других живых существ Дейв видел и со своего места. Иногда ему начинало казаться, что он путешествует по огромному мегаполису, погруженного в недра земли, жители которого прячутся и избегают друг друга. Еще он думал, что эта поездка больше всего подойдет для нового набора ощущений, к которым по-прежнему стремилась натура художника. Дейв не знал, как скоро он снова возьмется за кисть и краски, и возьмется ли вообще, но даже сейчас, сидя на жесткой скамье у окна, и глядя на проплывающие мимо подземные ландшафты, он жадно впитывал и воспринимал все то, чего касался его взгляд. Поездка, легкая тряска и монотонный гул давил на психику, нагоняя усталость и сонливость, и Дейв оживлялся и ерзал на своем месте, когда вагон начинал замедлять свой бег, чтобы вписаться в особо крутой поворот монорельса или же совершить очередную остановку. Глядя на пустые перроны, и не видя ни одного попутчика за все время остановок, иногда Дейву начинало казаться, что он единственный пассажир во всей огромной транспортной сети этого места. Окружающее его пространство и виды, мимо которых проплывал Дейв в своем вагоне, казались совершенно новыми и неизведанными. Художник не успел опомниться, как вдруг осознал, что видит окружающие его картины как нечто новое, отдельное от того, что он видел раньше на других микромирах. Бесчисленное количество подземных сооружений, некоторые из которых были разрушены от времени и легких обрушений скальных пород; маленькие переезды, которые пересекал его вагон, с дорогами, упирающимися в стальные ворота каких-то подземных бункеров и комплексов; огни фонарей и семафоров, явно свидетельствующие о том, здесь кто-то обитает; остовы каких-то невиданных машин, заржавевшие и почерневшие, иногда образовывающие целые кладбища из изгнивших полу рассыпавшихся механизмов. Дейв, вглядывающийся в мутные огоньки далеких подземных строений, смотрящие на него зловещими немигающими взглядами, невольно сравнивал свое турне с несколько необычной поездкой по ночному ландшафту. Иногда вагон нырял в узкие гроты, и тогда Дейву казалось, что он едет по странному туннелю метро, каменные стенки которого неровны от грубо стесанного при бурении хода. Но потом стенки резко расходились в стороны, и вагон с гулом и рокотом стремительно несся по монорельсу в полной тьме огромного пустого пространства, словно бы разом выскочив в открытый космос; и лишь угадывающиеся в темноте очертания исполинских сталактитов рассеивали эту чарующую картину. Пару раз вагон с Дейвом пересек просторы черно-зеленых вод огромных подземных озер, и каждый раз, словно бы специально, монорельс плавно нырял к самой поверхности мутной и тяжелой поверхности, так, что одиноко сидящий в вагоне человек чувствовал неестественную свежесть и сырость огромного скопления воды… Дейв мог бы почерпнуть из увиденного многое для того, чтобы позже использовать это для работы. Но сейчас он не чувствовал ничего, кроме тоскливой и гнетущей пустоты. Он думал о том, что он скажет Велбэ, когда наконец достигнет его места обитания. Ему нечем заплатить за Второе Откровение, и Дейв понимал всю бессмысленность этого путешествия в Глубину. Тем не менее, он чувствовал, что должен увидеть того, кто мог даровать ему возвращение воспоминаний – хотя бы увидеть, хотя художник даже не знал, что он скажет Падшему. Отступать назад было уже поздно, вернуться на первый микромир – Дейв, уже увидевший многое, думал о Глубине, как об отдельном виде пространства – будет невозможно. Его единственный правильный выбор – это дойти до конца и найти Велбэ, без малейшего шанса заполучить то, зачем он пришел сюда. Мысли об этом казались ему особенно тяжелыми. Он чувствовал, что скоро отправится на микромир ниже, ни с чем. Думая об этом, Дейв не ощущал ровным счетом ничего – даже не чувствовал злости на собственное бессилие хоть как-то повлиять на обстановку. Он утешал себя тем, что, в конце концов, теперь знает вход в Глубину, и ему ничего не помешает в случае неудачи вновь вернуться сюда, но… Дейв не испытывал такой потребности. Первый микромир и воспоминания о повторном посещении камеры, откуда все началось, не давали ему покоя. Художник испытывал желание скорее выбраться отсюда; он несколько раз подумал о том, что, пока еще не поздно, быть может, выстрелить себе в рот, не давая опомниться самому себе… Не до конца побежденный страх и отвращение оказались сильнее. Вагон, следующий по маршруту к назначенной цели, приближался к месту, обозначенному на карте как Бассейн Климверта. Дейв, слушая усыпляющее монотонное гудение электромоторов и посвист встречного ветра, врывающегося в широкие проемы окон, лишенных стекол, задумчиво смотрел прямо перед собой, пытаясь придумать хоть что-то, чем можно было аргументировать свое появление на территории, принадлежащей Падшему.

Winter: Дверь захлопнули, и умное, но иногда не очень создание Анна-Софи стояла вновь перед закрытой дверью. Только на этот раз дверь захлопнули перед ней, но перед этим вручили какую-то книженцию. Анна моргнула глазами пару раз, после чего посмотрела на книжку. Естественно, это не могло быть тем, что нужно было Винтер, и это мог понять кто угодно. - Эээ? Она постучала вновь, и сказала, не дожидаясь открытия двери. - Вы явно не поняли. Мне нужна не эта книга. Мне нужна другая. - сделав акцент на слове "другая", как бы выделяя его из всего текста, сказала она.

High Evil: Поведение горничной уже не шло ни в какие разумные рамки. Даже получив книгу, которая, по вполне понятным обстоятельствам также являлась "Занимательной Географией", эта наглая девчонка все не хотела униматься и продолжала требовать уже другую книгу. Кассандра некоторое время просто стояла перед дверью, раздумывая, как бы поступить на этот раз. Эта девушка с розовыми волосами явно не относилась к числу тех неприхотливых бедняжек, которые ради чаевых и слова лишнего не произносили. Впрочем, учитывая ее прямоту, Касс не могла точно сказать, была ли эта крошка шибко умнее настоящих горничных. Скорее нет, чем да - по крайней мере, по персональной шкале самой Кассандры. В конце концов решение было принято. Касс достала из сумочки небольшой карманный пистолет и взвела курок, одновременно поворачивая ручку. - Какую еще другую? - для порядка спросила женщина, прицеливаясь так, чтобы в нужный момент выпустить пару пуль в бедро лже-горничной. Когда дверь чуть приоткрылась, Кассандра без промедления нажала два раза на курок. И тут же резко толкнула дверь. Если она все правильно рассчитала, девушке должно было прийтись несладко.

Winter: Винтер стояла около двери, и ждала последующих действий со стороны той женщины. Ей, Анне, некоторое время не открывали, и розоволосой девушке показалось, что на неё просто не реагируют, как на человека, стучащегося в дверь. Что ей не откроют, даже если Анна-Софи будет ломиться в дверь. Или же откроют? Дверь открылась, хоть и чуть-чуть, и до ушей Анны долетело: - Какую еще другую? Она не успела ничего сказать, ничего сделать, как услышала два выстрела. Касс выстрелила в Анну, и воспользовавшись моментом ещё и нанесла удар дверью, резко толкнув её. В результате одна пуля лишь поцарапала Анну, когда как другая оставила куда больший след, попав в бедро, но не очень глубоко, попав в кость. От резкой боли Анна глубоко вздохнула, и упала на пол, в результате удара дверью. Царапина подавала признаки боли, когда как рана очень сильно болела. - Эй, больно! - сказала она, смотря на Касс, и замахиваясь ногой, чтобы выбить пистолет из руки стрелка.

Дейв: Дейв, стоящий под фонарным столбом, безразлично смотрел вперед, ощущая лишь холод и сырость. От перрона в темноту, уводила длинная, неровная и извилистая аллея. За ржавыми прутьями невысокого забора высились почерневшие остовы искусственных деревьев – ржавые покосившиеся каркасы с торчащими во все стороны прутьями-ветками производили удручающее впечатление, и художник, с содроганием глядя на это, не представлял, кто мог бы придумать эту отвратительную пародию. Кое-где на столбах висели, покачиваясь под сквозняком, обломки уже знакомых Дейву кристаллов, заменяя фонари, и бледные пятна призрачного света уводили неровной цепочкой в сторону большого и узкого здания, высящегося в самом центре огромного грота. Очертания далекого здания были ярко освещены фонарями, и на верхушке особняка светилось таинственное пульсирующее желтое свечение; как будто в темной ночи светящий маяк, или чье-то бьющееся сердце. Художник стоял в самом начале этого пути, отмеряя взглядом расстояние о ярко освещенного перрона до погруженного в сумрак особняка, слушая, как вдали затихает гул удаляющегося вагона, доставившего его сюда, в Сумеречный Ручей. До строения, на вскидку, было около километра, и Дейв, намеревающийся спокойно покрыть это расстояние, никуда не торопясь, не спешил шагать вперед. «Что я буду делать здесь?..» Дейв некоторое время стоял на своем месте, будучи не в силах оценить преодоленное им расстояние и свое достижение. Ухватившись за призрачную нить спасения он прибыл сюда, в это место, которое, возможно, для некоторых является своеобразной легендой. При всем при этом у него нет никаких шансов заполучить то, зачем он пришел сюда. «Были ли эти шансы у тех, кто раньше останавливался здесь, на этой тропе?» Дейв сделал первые шаги по мрачной аллее, с обеих сторон от которой, и глубоко внизу слышался тягучий, тихий и спокойный плеск непроницаемо-черных волн того самого ручья, названного Сумеречным. Под ногами громко хрустели мелкие камни, похожие на гравий, и Дейв, внимательно глядящий себе под ноги, видел бесчисленное количество следов, самых разных размеров. Здесь когда-то были люди… и представители других рас, прибывшие сюда в поисках Второго Откровения. Дейв не сомневался в этом; так же, как и теперь не сомневался в том, что прибыл на нужно ему место. Падший Ангел Велбэ действительно скрывался здесь. Со смутным ощущением грозящей ему опасности, он подумал о том, что не так давно здесь была целая толпа самого разношерстного народу. Люди, демоны, крысолюды, возможно, были и вампиры. Они были богатыми и бедными, вероятно, они принадлежали разным группировкам и организациям, были разными по цвету кожи, принадлежности к расам и полу, отличными друг от друга по возрасту своего существования на Адской Земле и мировоззрения на эту самую Адскую Землю… Всех их объединяло одно – отчаяние и страх за свое прошлое. В это было трудно поверить, но Дейв видел эти следы, видел надписи на камнях, сделанные краской; пустые разноцветные баллончики были раскиданы повсюду. Шагая дальше, Дейв с тревогой разглядывал пивные банки под ногами, следы от давно погасших костров, множество надписей, сделанных где и как попало. Прочитав лишь некоторые из них, Дейв понял, что не ошибся в своих предположениях; те, кто собрался здесь испытывали фанатический восторг от того, что мог им предоставить Велбэ, и это торжество выливалось чуть ли не в религиозное исступление. Дейв попытался представить себе это: огромная толпа, растянувшаяся от перрона до дверей черного и бесформенного особняка впереди… «Страждущие получили Второе Откровение и.. теперь они ушли?» Дейв приблизился к большим высоким дверям особняка, больше похожего на какой-то храм или заброшенную церковь. Глядя наверх, он видел зажженные на верхних этажах окна, и явственное пульсирующее свечение, влекущее к себе даже из под земли, даже из других миров всех тех, кто слышал о Втором Откровении. Думая о том, что художник видел в пустынной и заброшенной аллее по дороге сюда, он теперь не удивлялся, почему Падший выбрал себе подобное место для обитания. Чувствуя лишь волнение и предательскую слабость, Дейв поднялся по широким ступеням к двери, кладя пальцы на большое черное кольцо на одной из створок. Холод обжег пальцы и он еще раз подумал над всем, что он скажет живой легенде этих мест… Приподняв кольцо, Дейв дважды постучал им по стальной пластине. Прислушавшись к тишине, царящей внутри, он потянул кольцо на себя, прилагая к этому достаточно усилий; даже одна створка дверей была огромна и весила порядочно. Дейв осторожно заглянул внутрь. За широкой и пустой прихожей он увидел большой и высокий зал, тускло освещенный лишь в самом центре. Неявственные очертания редкой мебели были лишь у стен; напротив входа, Дейв видел ступени, уводящие на второй этаж, и не смотря на то, что здесь было тихо и сумрачно, и все словно бы кричало о том, что это место давно брошено, он ощущал чье-то присутствие. Через огромное витражное окно, выложенное разноцветными осколками, находящееся над лестничным пролетом, вниз падало призрачное светло-синее свечение, в котором. В абсолютной тишине бешено закружились бесчисленные серебрящиеся пылинки, подхватываемые сквозняком от открытой двери. Дейв вздохнул, перенося ногу внутрь и ставя мокасин так, чтобы подошва легла на пыльный пол сразу и полностью – от пятки до носка… «Чего я прячусь? Особенно после того, как постучал в дверь…» Мысль об этом показалась Дейву правильной; сейчас не время красться у стенки словно вору. Он уже спокойно и, не скрываясь, шагнул внутрь, прикрывая за собой дверь. Вместе с этим из зала впереди послышался тихий шуршащий звук. Дейв прислушался; где-то рядом был кто-то, и этот кто-то, судя по звукам, что-то строгал… Художник сделал несколько почти что бесшумных шагов вперед, и вышел в зал, погруженный в мистический светло-синий свет и кружащуюся в воздухе серебром пыль. Вид другого человека, сидящего на низкой притолочной балке, в нескольких метрах от пола и перед Дейвом, не вызвал у последнего никаких волнительных эмоций. Сидящий на балке человек был худощав и долговяз; его большая голова, сидящая на тонкой шее казалась еще более непропорциональной от длинных, до плеч, и толстых дрэдов. Темная кожа в светло-синем свете, косо подающем внутрь помещения через витраж, отсвечивала зловещей мертвенной синевой. Возраст незнакомца при таком освещении определить было невозможно – со своей нескладной длинноногой и длиннорукой фигурой он выглядел, как юноша, но в движениях, лице и всей позе чувствовалось, что он уже миновал порог средних лет, и, вероятно, внешне он был старше самого художника. Он был в широких штанах с большим количеством карманов, как и у Дейва, и в черной футболке надетой поверх серой водолазки; поверх футболки на шее у незнакомца висело бесчисленное количество странных погремушек и амулетов, сделанных из странных вещей, определить которые Дейв не смог. Рукава водолазки были закатаны, обнажая длинные и тонкие, увитые венами руки, на запястьях которых болтались самодельные браслеты. В длинных и тонких пальцах человек держал сияющий нож и пластиковый обломок. Он звучно чиркнул ножом по своей поделке еще раз и только тогда косо взглянул сверху вниз на стоящего внизу Дейва. Дейв подумал, что, пожалуй, сможет выстрелить через карман плаща и сшибить его оттуда; для этого ему потребуется лишь быстро поднять руку с «Кольтом» в кармане… - Значит, ты все же пришел, - сказал незнакомец, возвращаясь к своему занятию. В его безразличном голосе, звучавшем глухо и раскатисто в этом помещении, чувствовалось безразличие и какое-то скрытое знание. Дейв молчал, пристально наблюдая за ним. Острое лезвие ножа с холодным и громким шуршанием стесывало с предмета в руке человека свежие бледно-розовые завитушки, похожие на стружку. - Краа-Джин показал мне тебя во сне, две недели назад… Дейв сглотнул и быстро зашарил глазами вокруг, стараясь краем глаза следить и за кажущейся обманчиво чарующей обстановкой и не в меру информированным местным обитателем. Он замялся, и слова, касающиеся того факта, что сам Дейв не пробыл на Адской Земле и недели так и не сорвались с губ художника. «Что еще за Краа-Джин?..» - Гм.. – Дейв опустил голову, чтобы вскинуть ее снова, щурясь сквозь отблескивающие на свету пылинки на местного обитателя, - я могу увидеть Велбэ? Обращение «мистера Велбэ» Дейв решил опустить, не зная наверняка, ошибется ли он с нынешним полом Падшего. - Мм-нет, - коротко отрезал незнакомец, протянув с ответом несколько секунд, не отрываясь от своей поделки. Нож звучно и громко шуршал в тишине, в которую был погружен весь особняк. Ответ несколько обескуражил Дейва, и без того настроенного не очень оптимистично. - Он… занят? - Нет. Чудотворец исчез. Дейв умолк, чувствуя, как гулко и громко бьется сердце. «Они называют его «чудотворцем». - Он.. покинул Глубину?.. - Он покинул и Глубину, и все остальное… - в голосе темнокожего мужчины послышалось легкое нетерпеливое раздражение, и он снова бросил косой взгляд на Дейва: - Если ты пришел за Вторым Откровением, то где твои деньги? Художник покачал головой и развел руками, впрочем, не вынимая их из кармана плаща: - У меня нет с собой ничего ценного. - Все как и есть, - без всякого выражения глухо проговорил человек, так и не представившийся и не стремящийся узнать имя посетителя, откладывая в сторону нож и незаконченную работу, - Краа-Джин не лжет и не говорит двояко… Он видел тебя и показал мне, знал, что ты придешь без денег и я знаю это… Воистину мой бог всесилен... Дейв еще раз подумал над тем, чтобы выстрелить, сейчас, когда он отложил свой нож. Помедлив с решением несколько секунд, он все же спросил: - Откуда Вы все это знаете? В его негромком но уверенном голосе слышалось подозрение и интерес. - Ву-уд-у-у! – вдруг с громким смехом прогудел незнакомец, подаваясь вперед и протягивая к Дейву руку. С длинных скрюченных пальцев на шнурке закачалась из стороны в сторону кукла, украшенная бумажными перьями и разноцветными бусинами. Глядя на разведенные в сторону руки и ноги, Дейв с холодеющей в жилах кровью подумал, что сейчас раскачивающаяся человеческая фигурка больше всего напоминает висельника. - Вудууу! – повторил унган еще громче и еще энергичней, словно бы призывая кого-то, негромко и добродушно посмеиваясь и при этом с неприкрытой ненавистью глядя на стоящего внизу человека.

Oberon: - Неплохое у вас техническое оснащение, - заметил Сет глядя на мини-компьютер Оберона. На самом деле Сет понял, что паладины не пренебрегают техникой уже давно, но ему очень не хотелось обсуждать, кто и зачем может за ним гоняться, и он просто сменил тему. Паладин видимо понял намек потому что как ни в чем ни бывало ответил: - Да, в наши времена без техники далеко не уедешь, а помня про наши цели можно наверняка сказать что чем больше силы на нашей стороне тем лучше. В конце концов личей не так уж много существует, а демоны и вампиры хоть и обладают особыми силами, но чтобы тягаться с техническим прогрессом нужно нечто большее, намного большее... Оберон взял немного вбок, чтобы обойти большую гору, все таки стрелка указывала самый короткий путь до точки, абсолютно не учитывая можно ли этим путем пройти. - Но разве демоны и вампиры не используют такое же оружие? А с их реакцией и силой новые вооружения дают им больше преимуществ, чем вам, - продолжил Сет светскую беседу, чтобы как-то убить время. - Хех...не стоит недооценивать людей друг мой, тренировки могут сделать человека сильным как демон и ловким как вампир. А оружие...смотря о каком оружии говорить, вот например тяжелая военная техника как ни крути дает преимущество и физические способности противника тут уже не играют никакой роли когда скажем два боевых вертолета сходятся в бою. - Может быть, но я почему то еще не встречал таких людей. И если все так перспективно почему же все паладины не проходят эти тренировки и не становятся настолько сильны и быстры? - Хороший вопрос. Задавать, правда, его надо не мне, а нашему начальству, если уж по честному. Но эти тренировки требуют очень много времени, ресурсов, и наличия у человека таланта хотя бы крохотного. Проблема в том, что если насильно проводить комплекс этих тренировок, то далеко не у всех выдерживает психика. А в нашем мире сам знаешь...потерять воина убитым в бою не страшно - вернется, но если он спятил то дороги назад нет. - Да уж, разум это единственная незыблемая ценность, которой мы обладаем. Но эти ваши тренировки интригуют, даже если они способны сделать половину того о чем ты рассказывал. - Кстати на счет тренировок, может пробежимся? А то кто знает...может наш хвост за подмогой свалил. Да и в город хочется побыстрее попасть, я со вчерашнего обеда ничего не ел... Когда Сет подумал о еде, его желудок странным образом свело, но он не подал вида и лишь кивнул, готовясь к пробежке. Через час быстрого бега путешественники наконец оказались в городе. Оберон подметил что его спутник выдержал это испытание даже не сильно запыхавшись, что говорило о подозрительно высокой выносливости. Сам паладин конечно тоже не устал, но его силы на протяжении всего пути поддерживал костюм, энергия которого уже была почти на нуле. "Уф, хорошо хоть успели добраться до города до того как кончиться заряд, иначе туго бы мне пришлось в случае чего" - подумал паладин остановившись посреди улицы. - Ну чтож Сет, вот мы и в городе. Куда планируешь отправиться теперь? - обратился Оберон к спутнику, оглядывая окрестности.

Ренегат: Постепенно десант терял высоту и демону пришлось нести их сквозь городские застройки, то и дело огибая одно здание за другим. Иногда у них появлялась компания, когда затемненные окна какой-нибудь гостиницы ловили их отражение. Мимо глаз Кэтрин то и дело что-то быстро мелькало, быстро проносилось, а затем Кобо снова неожиданно нырял на следующую улицу. Несколько раз девушка была уверена что видит одну и ту же архитектуру, просто с совершенно иного ракурса. Ей казалось что её сопровождение забыло дорогу и заблудилось в городских джунглях, но вспоминая полигамный город с высоты понимала как трудно заблудиться в нем. Должно быть у него был любимый маршрут, но сия догадка уже не волновала слегка побледневшую Екатерину. -На посадку. - выдавила она из себя сдерживая просящейся наружу алкоголь. -Квартал, Мышь. - тихо бросил демон. -Если тебе дорога эта рубашка, то... - её желудку не сиделось на месте, девушка почувствовала неприятный привкус во рту - то сейчас. - Кобо слегка повернул голову в её сторону и задержавшись на Кэт что-то взвешивающим взглядом принялся искать место для посадки. Кого-то можно шантажировать болью, кого-то вмешательством в личную жизнь, а некоторых и даже порчей гардероба. На Адской Земле гораздо проще найти оружие, жильё и работу чем хорошо сидящую на тебе одёжку. Кобо входил в число тех, кто согласился бы с этим утверждением, да и снять с себя эту рубашку, не порвав её, было бы невозможно, ведь когда он одевался в последний раз, то не имел крыльев. Не имея желания рискнуть и долететь до конечной, демон пошел на снижение, а затем резко завернул в ближайший переулок сложив крылья в последний момент перед входом в узкое пространство. Ноги Весельчака достигли асфальта и ему пришлось бежать двигаясь по сильной инерции, но этого было недостаточно как вскоре понял он. Его сандалии не обладая широкой функциональностью в следующий миг разорвались в клочья из-за трения и нагрузки. Эта неприятность заставила Кобо потерять равновесие, а затем отшвырнуть свою сумку в сторону дабы помочь себе руками не пролететь кубарем через переулок. Кэтрин почувствовала постепенное, но быстро растущее снижение скорости, как если бы к ним привязали парашют и тот всё больше открывался вбирая в себя всё большие обьёмы воздуха, а когда они уже не двигались вперёд тот всё-равно тянул обратно. Девушка быстро отпустила Кобо стремясь припасть к ближайшей стене перестав сдерживать приступ тошноты. Её нагнала волна мелкого мусора и пыли созданная их проникновением сюда, но она этого уже не замечала. Сейчас она плохо контролировала своё согнутое и подавленное судорогой тело. -Я то думал у тебя крепкий желудок. - стараясь не придавать своим словам смысла тихо сказал демон, с лёгким волнением дотронувшись до плеча Кэтрин рукой, приводя её тем самым в чувства. Грубо отмахнувшись от чего-то тяжелого, Кэтрин всё ещё туманный взглядом мокрых глаз осмотрелась куда её занесло на этот раз. Светлый переулок метров четырёх в ширину рассекал два здания, соединяя две соседние улицы вместе. Две сплошные стены, местами с треснувшей толстой желтой штукатуркой обнажающей длинный бурый кирпич, без окон и "черных выходов". Вероятно отчужденность друг от друга обитателей этого мира сильно повлияла и на их жилища в этом микромире. В этом городе казалось даже зданиям приходилось бороться друг с другом за место под солнцем. Ужасная жара даже в тени, сами каменные улицы грели не хуже раскалившего их солнца. Она сделала несколько глубоких вдохов, постепенно к ней возвращалась ясность чувств. Воздух был тяжелым, переполненный мелкой пылью. Выпрямившись Екатерина провела по своему лицу правым предплечьем, убирая пот со лба и прилипающие к последнему волосы. -Я хочу дождя. - спокойно заключила Воительница проверив свои мысли. Посмотрев на Кобо ничего незначащим взглядом добавила - Идём. -Желания это хорошо. - ответил демон на грани ухмылки и осмотрелся в поисках своей сумки.

High Evil: Обе пули практически попали в цель. По крайней мере - одна из них: так или иначе - лже-горничной отделаться лишь легким испугом не удалось. Вот только даже после удара дверью розоволосая девушка хоть и завалилась на пол, но таки умудрилась махнуть ногой так, чтобы выбить пистолет из руки Кассандры. Обычно полунедобитые горничные на такое не способны - именно поэтому такой вот подлый трюк у нее прошел. - Больно?! - прошипела Кассандра, - Это только начало... Книжка ей, значит, нужна, хех. Будет тебе книжка. Пистолет улетел куда-то вглубь коридора и, в общем-то, теперь находился вне досягаемости. Самым неприятным было другое: начав стрелять, Кассандра совершенно позабыла про то, что обитатели соседних номеров врядли проигнорируют пальбу. Зайдя к горничной сбоку, Касс посильнее пнула последнюю в бок, а затем, пока та не оправилась от болевого шока, схватила девушку за шиворот и потащила в номер. - Продолжишь буянить - будет еще больнее, - Кассандра захлопнула дверь в номер и, подойдя к лежащей на полу горничной, наступила ногой той на живот, - Кто тебя нанял и зачем?

Дейв: Художник нашел в себе силы не сделать шаг назад, хотя вид этого священника и его поведение подсказывали, что он не тот, с кем следовало бы повстречаться в этом особняке, спрятанном в глубоких подземельях первого микромира. Дей понимающе покивал, глядя на священника, спокойно и уверенно. - Что Вам еще сказал про меня… Ваш Краа-Джин?.. Унган перестал смеяться, однако по-прежнему скалил в улыбке белоснежные зубы, кажущиеся неестественно крупными и белыми в окружающем мягком сумраке. - Он показал мне тебя и дал знать: посмотри на него и послушай его - вот идет такой же, как ты. Вот человек, натура которого – ложь и обман, его стремление – сила и убийство, его глаза – безграничные сумерки; его сердце – клетка для боли, его душа – холодное и черное дно океана. Он прищурился, откладывая в сторону куклу и внимательно глядя на Дейва. - Ты посвящен? Дейв, чувствуя нездоровый озноб от того, что только что услышал, лихорадочно размышляющий над смыслом слов этого человека, едва заметно пожал плечами: - В каком-то смысле… - Если это не ложь, при помощи которой ты прокладываешь себе дорогу, то это хорошо. - Я хотел бы поговорить о… - Мы не будем разговаривать, - перебил унган, - будут говорить наши боги. Он вновь внимательно посмотрел на стоящего внизу Дейва: - Если ты посвященный, ты должен верить в собственного бога?.. Художника осенило; он едва заметно ухмыльнулся своим мыслям, опустив голову к полу, так, чтобы на его лицо упала глубокая тень. Кривая усмешка осталась не замеченной со стороны унгана… - Да, - тихо обронил Дейв, поднимая глаза на безумного священника, - да, я верю… Унган уселся, свесив одну ногу вниз, другую подтянув к себе и уперев пяткой в балку. В его глазах засветился неподдельный интерес. - Краа-Джин – это сияние, не имеющее формы; это дух, свободный от каких-либо оболочек, предстающий передо мной в виде мягко светящей звезды. Его сила – Познание. Краа-Джин благоволит тем, кто добровольно поддался его беззвучному крику обратиться к свету, и ослепляет глупцов и врагов. Священник медленно закрыл глаза – Дейв видел, как в сумраке трепещут его веки - глубоко вдохнул и выдохнул, прежде чем сказать: - Опиши своего бога. Ошибка будет стоить дорого. В лучшем случае Дейв убьет его и останется один. Похоже, этот человек не врет, и в доме кроме них, никого нет… - Мартихор – это Красный Лев, - тихо проговорил он, - обитатель глубоких пустошей. Он проворен и быстр, нет никакой преграды, какую он не мог бы преодолеть. Его голос похож на пение флейты и трубы, он убивает и съедает всех, кто дерзнет войти в его пустыню. Дейв вдруг почувствовал себя неуютно; он еще никогда не говорил этого вслух, однако, эти слова дались на удивление легко и свободно. - Красный Лев, понятно, - с серьезным видом покивал унган, - твой бог – бог хаоса и войны, свободолюбивый разрушитель… Твой бог подходит тебе, лжец и убийца. Краа-Джин не любит таких, как ты и твой Мартихор, но он благоволит каждому, кто вошел в его обиталище. Дейв молча кивнул, в знак признательности, благоразумно решив придержать язык за зубами. Между тем он попытался напрячь свою память и знания и сложить воедино все то, что он увидел и услышал и подвести первый итог. «Это не просто Вуду. Это какое-то странное смешение религий…» - Итак, Второе Откровение… - к безмолвному удивлению Дейва, унган вернулся к этой теме первым. - Вы пробовали его? - Нет. Мудрый Краа-Джин отговорил меня. - Но… что ощущает человек, который принимает Второе Откровение? - Он впадает в глубокий сон, больше похожий на кому. - И? Дальше?.. – Дейв жадно слушал сидящего на балке безумца. - Дальше этому человеку предстоит встреча и разговор с ангелом его бога. - С совестью?.. – беспомощно спросил художник. - С душой, - поправил унган, покачав головой, - ты заглянешь внутрь своего сердца. Второе Откровение не будет церемониться с тобой. И многие сходят с ума от того, что они там видят. Не удивительно… На Адской Земле сердце каждого полно тьмой… Дейв заворожено слушал негромко говорящего священника Вуду, который охотно, с сонным пренебрежением пустился в рассказ. - .. Я уже давно на Адской Земле… начал на первом, бывал и на пятом микромире… Вернулся обратно. Изредка встречал таких же, как и я, и иногда обращал в свою религию тех, кто этого желал. Со временем я стал унганом унганов… Потом я пришел сюда, как и ты, не имея ничего с собой, кроме веры и уверенности в том, что Краа-Джин прав, направляя меня сюда. Я провел здесь много времени, и Чудотворец случайно обратил свой взор на меня и моих аколитов. С тех самых пор я стал его помощником… Краа-Джин отговорил меня употреблять Второе Откровение. - И что же было дальше?.. - Дальше?.. Дальше Чудотворец устал. Он сам попробовал свое Второе Откровение и надолго уединился на верхних этажах этого дома. Спустя какое-то время он подозвал меня к себе и сказал, что уходит, беря с собой лишь пистолет с семью патронами. «Этого должно хватить» – сказал он мне, и оставил меня за старшего, раскрыл мне все свои секреты... Видишь? Краа-Джин оказался прав – Второе Откровение слишком опасно… «Велбэ уничтожил себя». Как давно это произошло? Время, здесь, должно быть, тянется так медленно… Но это было не важно. Создателя препарата, возвращающего память, больше не было, и это, наверное, было огромным потрясением для тех, кто когда-то собирался снаружи этого здания. Дейв попытался себе представить это: семь микромиров, и Падший, раз за разом нажимающий спусковой крючок… От размышлений он очнулся, услышав злобный приглушенный голос священника: - Краа-Джин хочет испытать Мартихора. Дейв поднял на него глаза; унган с бешеной ненавистью смотрел на него, но эта ненависть была направлена на кого-то еще, как и безумный взгляд, проходящий словно бы насквозь Дейва. Выдержав паузу, художник спросил: - Каким образом? Священник легко и быстро спрыгнул вниз; взметнулись дрэды и многочисленные амулеты, и сверкнули зубы в злой усмешке, когда он выпрямился, потягиваясь и с особым сладострастием скрипя зубами: - Людоед-Мартихор убьет другого демона-людоеда. Краа-Джин посмотрит на результат этой битвы и хорошо позабавится. Этот старый, высокий и тощий человек в черном отвернулся, не спеша шагая к лестнице, сквозь бешено крутящееся и оседающее облако серебристой пыли, поднявшееся после его прыжка, продолжая говорить: - Если твой бог окажется слишком слабым, и если он отвернется от тебя в последний момент, ты испытаешь сильные мучения прежде, чем отправишься на второй микромир. Если Мартихор будет сильным, ты испытаешь короткие и не сильные страдания и отправишься на второй микромир со Вторым Откровением. Брови Дейва поползли вверх, на лбу проступили глубокие морщины. Он не совсем понимал то, что ему говорит этот человек, и делать какие-либо выводы следовало очень осторожно. «Выбраться из Глубины невозможно… Но… почему он согласен поступить именно так?» - ..И Вам не нужны будут деньги? Он обернулся, устало взглянув на Дейва через плечо: - После Чудотворца мне досталось огромное состояние. Краа-Джин благословил меня продолжить его дело и сейчас оно выросло еще больше… Что проку от этих бумажек, если я сижу в этой чертовой пещере?.. «Логично», подумал Дейв, уже воодушевляясь все больше и больше. Судьба предоставляет ему шанс наверстать упущенное, и получить заветную цель, и он не намеревался упустить его. Он смирено кивнул: - Краа-Джин хочет, чтобы кое-кто умер. Мартихор внемлет. Унган, усаживаясь на первой ступеньке лестницы, с довольной улыбкой кивнул: - Анудола, Белая Пересмешница, - он мечтательно прикрыл глаза, процедив, - видимо, зубастую суку кто-то пришил на втором микромире, и теперь она здесь. Обживает соседнюю станцию, Келдел, уже как несколько дней. Конечно же, перебила всех, кто там был… Краа-Джин не любит беспокойных соседей. - Это демон, - проговорил Дейв, на лице которого проступило озадаченное выражение. - Грязный демон-людоед. - У меня не слишком хорошо с вооружением… - Ну, насчет этого можешь не беспокоится. Обслуживающие Глубину гильдии мастеров и работников уже отправили на Келдел несколько групп. Никто не вернулся, так что с оружием у тебя не будет никаких проблем… Не приближайся к ней слишком близко; снеси ей башку сразу же, как представится возможность, и принеси мне что-нибудь, чтобы Краа-Джин смог удостоверится, что она мертва. Анудола – всего лишь дикая безмозглая тварь, и вряд ли Глубина нуждается в ее присутствии. Дейв прищурился, чувствуя себя не очень хорошо для человека, который должен будет уничтожить бешенную демоницу. Видимо, вся суть его недомогания исходила именно от осознания того, что ему предстоит сделать. Он внимательно взглянул на священника: - Краа-Джин не обманет Мартихора?.. - Краа-Джин не терпит лжецов. Ему безразличны деньги, но важно спокойствие. Пусть Мартихор убьет и поглотит силу другого людоеда, и получит вознаграждение.

Winter: Боль отдавала в тех местах, куда ударяла женщина, да и в месте попадания пуль. Кассандра видно решила по полной программе побить Винтер, вот только при этом немного останавливаясь на расспросы. Что поделать, ведь именно на это, понимая того или нет, соглашалась Анна-Софи, будучи соглашаясь на сию работу. - Это неважно, - сказала Анна, ощущая ногу девушки на своём животе - Тебе незачем это знать. Сейчас ситуация складывалась не в её пользу, как хотелось думать, и нужно было как-то это менять. Винтер согнула левую ногу, и тут же выпрямила её так, что удар пришёлся как раз в живот Кассандре, от которого она отлетела в сторону, давая Анне-Софи шанс подняться. Подбежав к девушке, как это позволяло ранение, Анна ударила Кассандру в лицо кулаком, после чего адресовала удар ногой в живот.

High Evil: Было совершенно неясно, как у розоволосой лже-горничной получилось согнуть простреленную ногу и нанести ей удар в живот Кассандре, но факт оставался фактом. От неожиданности синеглазая блондинка отлетела в сторону и пропустила еще один удар этой наглой девчонки, адресованный ей в лицо. А вот Кассандра уже отреагировала очень даже естественным для себя образом. Как полупризрак со стажем, Касс просто-напросто развоплотила живот - и удар ноги пришелся на пустое место, единственным пострадавшим оказался лишь мягкий халат синего цвета, как раз под цвет глаз самой обладательницы Пустой Книги Ада. Нижняя часть ее туловища как ни в чем не бывало полностью отделилась от верхней и выполнила элегантный захват шеи противницы. Свернуть шею не получилось - лишь свалить Анну-Софи на пол. Пока ноги Кассандры боролись с самой лже-горничной, так или иначе пытаясь довершить начатое, сама женщина достала из сумочки телефон и набрала номер администрации. - Быстро вызовите охрану в номер 506, - без лишних предисловий проговорила она, - Нападение одной из горничных.

Сет: - Не знаю как ты, но я хочу первым же делом наведаться в местный бар, как тебе такое предложение? – Сет сглотнул слюну и вопросительно посмотрел на своего спутника, с которым за время их небольшого путешествия, он уже успел подружиться, теперь это было отнюдь не просто выгодное сотрудничество. Конечно, не обошлось и без личной выгоды, согласитесь, иметь друга, среди Кровавых паладинов, было весьма и весьма полезно. Жнеца настолько заинтересовали его теории, и вообще все, что рассказывал Оберон, что жажда знаний все же сделала свое, теперь Сету все больше и больше хотелось очередную получить порцию оных. Да и вообще, Оберон находился в этом мире гораздо дольше, чем сам Сет, так что он мог наверняка рассказать не только о своей организации. Спустя некоторое время, периодически оглядываясь, наблюдая за местным контингентом и любуясь красотами местной архитектуры, Сет добавил – Так что предлагаю перенести нашу с тобой беседу в более благоприятное место, сдобрив его порцией бифштекса и парой стаканов местного пойла, ну или что там у них найдется, если конечно у тебя нет срочных дел.

Oberon: "Дела то конечно срочные у меня есть, но с другой стороны почему бы не устроить себе внеплановый отпуск? Все равно придеться отчеты писать, портала во второй мир ждать на базе. И поесть ведь спокойно там не дадут..." - подумал Оберон, а вслух сказал: - Да, ты несомненно прав, единственное мое дело сейчас найти еду. Я тут, впрочем, редко бывал и ориентируюсь плохо, так что веди, Сет.

Дейв: Тусклый свет фонарей станции Келдел казался дьявольскими огнями, горящими в ночной глуши над пустынным брошенным домом. Теперь Дейв, уже давно покинувший вагон, стоя под прямыми желтыми лучами, опустив голову и широко расставив ноги, думал о том, в насколько серьезные неприятности он попал на этот раз. Страх, казалось, полностью овладел его чувствами, и сейчас Дейв прекрасно понимал, что держит его на этом месте. «Мой единственный шанс получить то, зачем я сюда пришел». Он стоял на широкой площадке, по которой свободно гулял ветерок, нагнетаемый сюда через туннель монорельсовой подземки. Даже это беспрестанная циркуляция воздуха не могла избавить это место от тяжелого удушающего запаха разложения. Наконец, убедившись, что страх и тошнота улеглись, он сделал несколько шагов вперед, глядя на разбитые автоматы с охладительными напитками, темно-коричневые кляксы на полу, самых разных размеров – от капель до большущих луж, уже застывших в черную корку. Кое-где валялось самое разнообразное оружие, достаточно убого выглядевшее, и остатки какого-то снаряжения. Неподалеку лежал опрокинутый ящик с рассыпавшимися инструментами. Все это более менее восстанавливало картину происходивших здесь событий, и Дейв чувствовал, что эта картина слишком страшна для того, чтобы идти дальше. Но он продолжал шагать вперед, чтобы, остановившись перед лежащим на неровном бетонном покрытии черном револьвером с грязно-серой рукоятью, медленно присесть перед оружием. Дейв тихо и медленно коснулся оружия, не спеша оплетая пальцами рукоять; его мысли продолжали крутиться вокруг того, что он услышал от унгана, видящего Краа-Джина. «Сердце полное тьмы. Страшно бороться с собственным страхом чтобы идти дальше, не то, чтобы заглядывать в свою память». Револьвер был тяжелым, плотный вес этой не сложной, но смертоносной машинки внушал уважение и уверенность. Изогнутая рукоять лежала в ладони как влитая. Дейв с холодным интересом рассматривал оружие в своей руке. «Питон», калибр «магнум»… Мощный и меткий, с огромной убийственной мощностью и дальностью стрельбы. Чудовищная пушка, уже пугающая и настораживающая даже не весом и не размерами, а своим убийственным потенциалом, представить который было не трудно. Дейв вспомнил, как несколько дней назад его самого чуть было не продырявили из нечто подобного, по дороге в Рейнстоукер; в памяти живо всплыла рваная дыра в крыле антигравитационного мотоцикла. Он откинул барабан – из шести гнезд только два были заняты пулями, все остальные – пустыми и бесполезными гильзами, терпко пахнущие порохом. Дейв приблизил барабан к лицу и вдохнул этот запах, который был куда лучше чем сладковатый аромат тлена, доносящийся до этих мест легким сквозняком. Из этого револьвера стреляли несколько дней назад. Дейв вытряс одну за другой гильзы, бросая их себе под ноги; пустые цилиндрики звонко бряцали, раскатываясь в разные стороны. Все еще сидя на своем месте, художник вернул барабан на место, опуская руку с оружием и внимательно вглядываясь в кровавые разводы на полу, редкое оружие и немногочисленные относительно свежие гильзы. Ну что ж, если он пойдет по этим следам, то рано или поздно найдет демоницу… или же она найдет его первым. Так или иначе, встреча состоится там, в глубине этого комплекса, и Дейву оставалось лишь надеяться, что он успеет заметить Анудолу раньше, чем она атакует. Не очень-то яркая надежда, особенно учитывая царящие вокруг бардак и запустение. Коридоры, которые будут уводить его дальше и дальше, полны жутких сюрпризов. Там его ждут более изощренные доказательства того, что существа, обитавшие здесь, и те, кто пришел уничтожить Белую Пересмешницу, погибли не самым лучшим образом. Тем не менее Дейв медленно выпрямился, убирая револьвер за ремень брюк и доставая свой «кольт». Он понимал, что люди, пришедшие убить демоницу, были лучше вооружены, чем он сейчас; возможно, они не знали, против кого идут. Дейв знал, и душащий его страх противоестественным образом влиял на художника. Остановившись, он закрыл глаза и попытался представить себе разгневанного Мартихора – и это помогло… Судя по всему, здесь было нечто вроде хранилища или огромного складского комплекса. Дейв, шагающий вперед и внимательно смотрящий себе под ноги, никак не мог взять в толк, где он находится. Думать об этом приходилось, иначе бы его страх уже обернулся бы в панику. Длинный коридор с короткими обозначениями, тускло освещенный настенными колпаками-лампами, с решетками, за которыми медленно вращались огромные вентиляторы, давно разбитые и заржавевшие трубы, тянущиеся вдоль и поперек просторного хода… особенно Дейву не нравились большие запертые двери с электронными замками. На трупы он наткнулся достаточно быстро. Дейв ощутил, что близок к чьим-то останкам лишь по усилившемуся запаху тлена; труп человека в черной форме, лежал за следующим поворотом, ничком у стены. Спина убитого была располосована в клочья, правая рука продолжала сжимать рукоять какого-то незнакомого Дейву вида пистолета-пулемета. Художник перевел взгляд чуть дальше – еще несколько мертвецов в застывших брызгах крови на стене и полу. Тихо и медленно приближаясь к ним, словно бы опасаясь потревожить покой спящих, Дейв с замиранием сердца разглядывал последних жертв демоницы. Мертвецы лежали вповалку; один из них даже сидел, прислонившись спиной к стене так, будто бы умер не сразу, а значительно промучившись от многочисленных ран. Сквозь непроницаемую пелену тлена, которая словно бы пропитала уже и одежду, Дейв с отвращением подмечал другие подробности жестокой расправы. Убитые здесь были застигнуты врасплох и не успели сделать практически ни одного выстрела; у некоторых недоставало конечностей; бледные лица с неестественно спокойными оскалами не вызвали в душе Дейва ничего, что можно было бы соотнести к сочувствию. Неподготовленные люди, имеющие лишь какое-то вооружение, стали легкой добычей Анудолы. Дейв, перебравшись через мертвецов, продолжал уходить все дальше и дальше, тихо ступая по бетонному полу. Его мысли, путаясь и сбиваясь, раз за разом возвращались к предложению, которое озвучил священник. «Пусть Мартихор поглотит силу другого людоеда». Эти слова вызывали в Дейве смятение и страх такой силы, что только теперь он понимал, насколько тяжелое испытание предложил ему безумный унган. Это столкновение и его исход будут стоить Второго Откровения; Дейв, тихо пробирающийся вперед, словно бы слышал громкий дикий смех священника.

Winter: Ситуация вырисовывалась явно не в пользу Анны-Софи. Если некогда Кассандра ещё была одним целым, то теперь её ноги пытались толи задушить, то ли свернуть шею девушке, когда как другие части тела спокойно находились у телефона. - Быстро вызовите охрану в номер 506. Нападение одной из горничных. - Дрянь! - выкрикнула Анна, и попыталась скинуть с себя ноги девушки. К сожалению, в данной ситуации это было сложно, так как ноги она просто не могла скинуть. Они слишком "налегли" на девушку, и поэтому ручным способом тут не поможешь. Одна мысль. В голове Винтер появилась одна мысль. она ведь не снимала с самого устройства на работу с себя свою пушку и свой нож. А сейчас, наверное, только это могло хоть как-то помочь. Пытаясь одной рукой не давать ногам Кассандры сделать своё дело, Анна другой рукой полезла к ремню, на котором и располагался нож. Ввиду того, какая бешенная ситуация сейчас была, не сразу нож оказался в руке девушки. Потребовалось пару секунд, чтобы найти его, и вытащить. Ну а применение не заставило себя ждать. Словно тогда, в тот первый раз, когда он склонился над ней, Винтер очень быстро всадила нож в тело девушки. Но если в первом микромире тогда была голова парня, то сейчас это была скорее нижняя часть туловища, а именно нога.

Эфраэль: Её путь продолжался. И преградой на нём все так же оставались холодный ветер и снег. Её тело устало. Но продолжало движение. Её голова была пуста - не осталось сил на мысли. Эфраэль напоминала машину, бездумно выполняющую заложенную программу. Это все уже было. Было во втором мире всего месяц назад... Тогда в ней впервые проснулось чувство одиночества. Это было так ново. Это было немного больно. Но потом она решила, что ей вполне хватает себя. "Все... все они зло... Все они лишь причиняют боль..." ... Но сейчас, не было в ней и этого чувства. Лишь желание укрыться от ветра, от снега и по возможности от холода. Вдруг, что-то нарушило белоснежную идиллию, девушка ускорила шаг, раньше чем поняла что же это такое. Деревянный дом, небольшой, пустой, но все ещё крепкий и не обветшалый. Открыв дверь, благо та не была заперта, Эфри буквально ввалилась в помещение. Людей внутри не было, пол покрывал ковёр из пыли. Но все это мало заботило продрогшую девушку. Захлопнув дверь, Эфраэль прислонилась к ней и осела на пол. Через некоторое время усталость взяла свое - Эфри разморило, и она заснула. Проснувшись Эфраэль некоторое время приходила в себя, а затем поняла что ничего не слышит. Выбежав на улицу, она залилась счастливым смехом: ветер утих, а снег падал редкими крупными хлопьями. Чувствуя себя просто прекрасно, Эфри продолжила путь. Теперь он был легок и приятен, напоминая прогулку. Прошло совсем немного времени, когда не вдалеке показался город. Полчаса спустя девушка с белоснежными волосами вступила на его территорию.



полная версия страницы